Реклама


Après nous le déluge

«После нас хоть потоп» (фр. Après nous le déluge [a.pʁɛ nu lə de.lyʒ]), вариант — «После меня хоть потоп» (фр. Après moi le déluge [a.pʁɛ mwa lə de.lyʒ]), то есть после нашей смерти погибай хоть весь мир; это выражение принадлежит маркизе де Помпадур и было в первый раз употреблено ею при получении Людовиком XV глубоко поразившего его известия о неудачном сражении при Росбахе (1757). Помимо этого, фраза фаворитки стала и олицетворением губительной расточительности финансовой политики Людовика, который оставил в наследство Людовику XVI страну, находящуюся на грани банкротства.

Выражение можно толковать двояко: в случае «После меня придет потоп», утверждается, что если правление монарха закончится революцией, страна погрузится в хаос; вариант «После меня пусть потоп придет», подразумевает, что ему все равно, что произойдет после его исчезновения[1].

Ту же мысль выражала старинная греческая поговорка, которую в латинском переводе часто употреблял Тиберий: Me mortuo terra misceatur igni («после моей смерти [хоть] земля смешается с огнём» или «когда умру, пускай земля огнём горит»).

Некоторые исследователи склонны приписывать эту фразу регенту Филиппу Орлеанскому.

Примеры использования[ | код]

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

Литература[ | код]

Ссылки[ | код]

Реклама