Реклама


3-я киевская школа прапорщиков

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Нагрудный знак выпускников школы

3-я Киевская школа подготовки прапорщиков пехоты — военно-учебное заведение для подготовки пополнения офицерского состава Русской императорской армии, создано приказом № 80 18.02.15 (по главному управлению ГШ): "открыть теперь же в Киеве 3-ю школу при запасной пехотной бригаде", располагалось в Киеве на ул. Владимирская, 34, Всего в Киеве к 1917 году было 5 школ прапорщиков.

Курс обучения продолжался 3 месяца, обучение шло в два потока. Первый выпуск из школы состоялся 21 мая 1915 года. К осени 1917 года произошло 15 выпусков юнкеров в прапорщики, было подготовлено около 3,5 тысяч офицеров[1].

Юнкера последнего, 16-го набора, произведены в прапорщики 12 февраля 1918 года в станице Ольгинской приказом по Добровольческой армии в начале Первого Кубанского (Ледяного) похода..

Передислокация школы в Таганрог[ | код]

26 октября 1917 года в Киеве произошло вооруженное выступление большевиков, но командование Киевского военного округа сохранило за собой с согласия Центральной рады военную власть. Киевские школы прапорщиков выступали на стороне киевского правительства.

Но 7 (20) ноября по решению Малой рады было провозглашено создание Украинской Народной Республики, в федеративной связи с Российской республикой.

Начальник школы полковник Мастыко Приказ по Военному ведомству О прекращении производства в офицеры[2] и о роспуске военно-учебных заведений выполнять отказался, и руководство школы приняло волевое решение переместить ее на земли Войска Донского. Остальные киевские школы прапорщиков просто прекратили существование.

Была переведена из Киева в Таганрог 15 ноября 1917 года[3], где стояла гарнизоном. Казачий генерал-майор Назаров, назначенный начальником гарнизона Таганрога, и направленный в город с несколькими сотнями казаков из Новочеркасска, докладывал Войсковому правительству, что юнкера на их стороне, но боятся сделать лишний шаг, чтобы не быть обвиненными в начале кровопролития[4].

Состояла на тот момент из 2-х рот и насчитывала 400 человек[5], по другим источникам — 250 юнкеров при 12 офицерах[6]. Начальник — полковник М. А. Мастыко. Начальник штаба — штабс-капитан Левицкий. Командиры рот: подполковник В. Я. Дядюра, подполковник Макаревич[5].3-я Киевская школа прапорщиков стала одной из первых частей Добровольческой армии[5][7], но только после оставления Таганрога — с середины января 1918 года.

Даже когда 18 декабря отряд офицеров в 40 штыков из 1-го офицерского батальона совершил вылазку в Таганрог, в казармы запасных пехотных полков, чтобы захватить оружие, и даже ночевал в Таганроге, никакого взаимодействия с юнкерами 3-й Киевской школы прапорщиков не было[8].

Расквартированы юнкера были в зданиях гостиницы «Европейской» (ул. Петровская, 81) и Таганрогской Александровской классической мужской гимназии[3].

Кроме самого Таганрога, одна из рот (это ее и спасло) получила приказ повзводно нести службу на железнодорожных станциях вокруг города — Кошкино, Марцево, Бессергеновке. Юнкерам приходилось не только охранять железную дорогу, но и вести масштабные бои с бандами дезертиров и нести потери[7].

Юнкера школы являлись основой гарнизона Таганрога (в который входила также Таганрогская офицерская рота[9]) и, при усиливающихся народных волнениях, несли охрану нескольких важных объектов[10]. Взвод юнкеров с одним пулеметом охранял вокзал станции Таганрог, другой взвод использовал в качестве опорного пункта обнесенное деревянным забором здание казенного винного склада по ул. Камышанской[10]. Полурота, при которой находился сам полковник Мастыко, несла охрану Балтийского завода[9], на котором в те времена производились снаряды и патроны. Рота была разрознено расположена в нескольких пунктах, и могла быть легко разобщена и уничтожена. Моральное состояние юнкеров было сильно пониженным, полковник Мостыко просил об усилении гарнизона[11][4].

В распоряжении юнкеров был бронеавтомобиль ( предположительно пулеметный "Остин"). Оставшийся после распыления Донской армии на станции Ряженное, он был отправлен в Таганрог и поступил в распоряжении школы прапорщиков. Первоначально принимал участие в рассеянии восставших. Но потом шофер сбежал. Разоружен и оставлен во дворе гостиницы Европейской, где и была размещена школа прапорщиков[12].

10 января юнкер, стоявший в карауле возле складов с продовольствием, застрелил пролетария. Кто был виноват, так и осталось неизвестным. Но на похоронах, состоявшихся при большом стечении народа, многие рабочие поклялись отомстить юнкерам, которых они считали «пособниками старого режима».

Участие в боях[ | код]

14 января 1918 года отряд юнкеров, выполнявший погрузку продовольствия на Русско-Балтийском заводе, был окружен недовольными рабочими. Вспыхнул спор. Кто-то выстрелил. И при наличии оружия с обеих сторон почти мгновенно разгорелась перестрелка. Был дан условный сигнал, и рабочие с винтовками начали восстание. Только с помощью пулемета юнкерам удавалось сдерживать красногвардейцев.

Находившиеся в городе юнкера приняли бой разрозненно.

Взвод, охранявший спиртовой завод, погиб полностью — красногвардейцы подожгли здание, юнкерам пришлось броситься в штыковую атаку, и они были перебиты.

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Здание вокзала до революции
Image-silk.png Перрон станции

Взвод юнкеров, охранявший здание вокзала, хорошо его укрепил: нижние окна были заложены мешками с песком, а в верхних устроены бойницы для винтовок и пулеметов. Привокзальная площадь хорошо простреливалась и не позволяла наступающим скрытно приблизиться. Единственная попытка красногвардейцев овладеть вокзалом прямой атакой окончилась неудачно и с потерями[4].

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Паровоз застыл под навесом со стороны перрона не достигнув стен вокзала
Image-silk.png Прицепленные вагоны сошли с рельс и сложились гармошкой

Поэтому рабочие решили взорвать одну из стен вокзала с помощью паровоза. Железнодорожные линии в то время почти упирались в здание таганрогского вокзала и позволяли осуществить этот план. Динамита у рабочих не было, но они надеялись на взрыв парового котла. Паровоз с двумя вагонами разогнали до полного хода и направили на вокзал. Выпрыгивая из несущегося паровоза, погиб один из машинистов, ударившийся головой о рельсы. Юнкера обстреляли приближающийся состав, опасаясь, что в вагонах находится взрывчатка. Паровоз с пробитым паровым котлом врезался в здание вокзала, но взрыва не последовало[7]. Бросившиеся в атаку цепи Рабочей гвардии были опять отброшены с потерями. Так как в вокзале не было запасов воды и оборонявший его отряд юнкеров испытывал в ней большую нужду, ночью юнкера пробирались к паровозу, чтобы набрать воды из парового котла.

В здании (ныне Фрунзе, 70) хранились винтовки 5-го Заамурского полка. Красногвардейцы пришли вечером с автомобилем. По одной из версий они застрелили караульных инвалидов, охранявших их. Машину загрузили и отправили к своим. Как писала советская историография - в ожидании возвращения автомобиля они заснули. Священнослужитель Никон в своих воспоминаниях утверждал, что они были пьяны.

Узнав о разграблении склада экстренно прибыли юнкера - от гостиницы Европейской, где они располагались, было 800 метров. Отряд Ткаченко - 11 человек, был схвачен и уведен в юнкерскую школу. Прибывшие за новой партией оружия красногвардейцы только увидели удалявшихся юнкеров.

Когда здание школы было оставлено, а юнкера находились разрозненно по городу 3 отрядами, сторож-истопник показал красногвардейцам зарытую яму во дворе и рассказал, что рабочих заставили самих вырыть яму, а потом расстреляли по одному с формулировкой "по решению военно-полевого суда..." В дальнейшем это, наверное, и послужило проявлению жестокости в городских боях.[4]

16 января городская Дума и Земский союз, пытавшиеся прекратить бои в Таганроге, предложили большевикам выпустить из города юнкеров на почетных условиях: со знаменем и с оружием в руках.

Вечером 16 января к вокзалу вдоль железнодорожных путей пробилась 1-я офицерская рота, направленная полковником Кутеповым из-под Неклиновки для спасения юнкеров. К этому времени взвод юнкеров уже потерял 5 человек убитыми и 10 ранеными. На утро следующего дня, 17 января, весь отряд покинул вокзал и отступил к линии Марцево-Бессергеновка.

Рано утром 17 января полковник Мастыко вывел свою полуроту с Русско-Балтийского завода, однако большевики нарушили обещание, и сразу же началась стрельба. Медленно отступая, юнкера отстреливались, унося с собой раненых. Был тяжело ранен полковник Мастыко. «Его хотят нести, но он приказывает оставить его и пробиваться. Юнкера в нерешительности мнутся около своего начальника, умоляют. Сыплются пули красных. Мгновение — полковник застрелился, и только тогда юнкера отошли от него», — вспоминал через много лет один из участников этого боя[7]. Вынести тело командира и своих тяжелораненых отступающие не смогли.

Всего погибло за время 3-дневных боев более 300 офицеров и юнкеров, в том числе и других частей[5]. До 50 офицеров и юнкеров было брошено в доменную печь на Таганрогском металлургическом заводе[5]. После изгнания большевиков в мае было обнаружено около 100 трупов[5].

После оставления Таганрога, школа прапорщиков, как небольшая строевая часть в 1,5 роты личного состава, использовалась в составе Добровольческой армии, в боях на линии Ростов-Таганрог.

При реорганизации армии в начале 1-го Кубанского похода 11-13 февраля 1918 года в станице Ольгинской юнкера школы, как и все остальные юнкера в составе Добровольческой армии, получили звание прапорщиков (приказом №32 от 12(25) февраля 1918 г. «за боевые отличия в делах против большевиков» в прапорщики производились все юнкера Добровольческой армии)[7] и были влиты в состав Сводно-Офицерского полка и Особого Юнкерского батальона[5]. Подполковник Дядюра и часть юнкеров (уже в звании прапорщиков) продолжили службу в Партизанском полку[4].

Источники[ | код]

  1. Волков С. В. Выпуск офицеров из военных училищ и школ прапорщиков в годы Первой мировой войны (анализ количественных данных) // Вестник ПСТГУ. — 2014. — Вып. 5 (60). — С. 34—45.
  2. Приказ по Военному ведомству. О прекращении производства в офицеры. № 11. 14 Ноября 1917 года..
  3. 1 2 Шапочка Е. А. Таганрогская мужская гимназия // Вехи Таганрога. — 2010. — № 45.
  4. 1 2 3 4 5 Спиридонов А.Г. Стальной кулак Белой Гвардии. Ударные части на Юге России в 1918-1920 годах. — Таганрог, 2008.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Волков С. В. Белое движение в России: организационная структура. — М.: 2000. — 368 с.
  6. Долгополов А.Ф. Памяти первых добровольцев // Вестник первопоходника. — 1962. — №13,Октябрь.
  7. 1 2 3 4 5 В.Е.Павлов. Марковцы в боях и походах за Россию в освободительной войне 1917-1920 годов. — Париж, 1962.
  8. С.Волков. Зарождение Добровольческой армии. — М.: Центрполиграф, 2001. — 382-384 с.
  9. 1 2 Бугаев А. Очерки истории гражданской войны на Дону Архивировано 13 апреля 2014 года.. — Ростов н/Д: 2010. — 400 с. — ISBN 978-5-87257-183-6 (ошибоч.).
  10. 1 2 Архимандрит Никон. Кровавый январь в Таганроге // Посев. — 2002. — Июнь.
  11. Волков С.В. Первые бои Добровольческой армии. — Москва: Центрполиграф, 2001. — С. 9. — 543 с.
  12. Коваленский М.Г. О событиях в Таганроге // Вестник первопоходника. — 1968. — Декабрь (№ 86-87).
Реклама