Реклама


Чалдыранская битва

Чалдыранская битва
Основной конфликт: Турецко-персидская война (1514—1555)
Sekumname1525 Chaldiran battle.jpg
Битва при Чалдыране. Миниатюра из Селимнаме. Конец XVI века
Дата 23 августа 1514
Место Чалдыран (около города Маку. совр. Иран)[1]
Итог Победа Османской империи[2]
Противники

Fictitious Ottoman flag 2.svg Османская империя

Flag of Persia (1502-1524).svg Сефевидское государство

Командующие

Султан Селим I

Шах Исмаил I

Силы сторон

60 тыс.—[3] 212 тыс.[4][5]

12—40 тыс.[4][5][6]

Потери

примерно 2 тыс.[источник не указан 3464 дня]

примерно 5 тыс.(согласно османским источникам) [7]

Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Чалдыранское сражение (тур. Çaldıran savaşı, перс. جنگ چالدران‎) — сражение, произошедшее 23 августа 1514 года между сефевидской и османской армиями на равнине Чалдыран (около города Маку на северо-западе совр. Ирана) в начале Турецко-персидской войны 1514—1555 годов. Окончилось победой армии Османской империи и последующим вступлением её в столицу Сефевидов, Тебриз, в которой они, однако, не смогли удержаться и вынуждены были отступить.

Предыстория[ | код]

Ещё до войны Селим искал повод чтобы напасть на Сефевидскую империю. Для это он в 1513 году отправлял посольство к сефевидскому двору с требованием возвращения своего бежавшего племянника Мурада и для предъявления своих «наследственных» претензий на провинцию Диярбакыр. Посольство Селима встретилось с шахом Исмаилом в Исфахане. Что касается претензии Селима на Диярбакыр, то представляется, она была замышлена как провокация, нацеленная на обоснование начала будущей вражды. В реальности у Селима не было «наследственных прав» на эту провинцию. Для того, чтобы придать большую убедительность своему требованию, Селим заручился поддержкой соперника шаха Исмаила, бывшего правителя Ак-Коюнлу Мурада, который тогда был беженцем при османском дворе[8]. В своем ответе шах Исмаил говорил, что рассматривает племянника Селима в качестве гостя и поэтому он не может передать его посольству. В то же письмо сефевидский правитель включил оскорбительное отклонение притязаний Селима на Диярбакыр, намекнув, что эта провинция принадлежит ему по праву завоевания и что он расстанется с ней только силой оружия[9]. Провал этого посольства дал Селиму основание для начала враждебных действий и для подготовки османских религиозных и военных учреждений для кампании против Сефевидов. Он заручился фетвами (официальными религиозными постановлениями) двух влиятельных богословов, Хамзы Сару Гёреза и Кемаля Пашазаде, проклинавшими кызылбашей и разрешавшими их преследование. Оба также провозгласили, что уничтожение последователей шаха Исмаила является личной обязанностью каждого мусульманина[10]. Селим решил заняться кызылбашами Анатолии и было вырезано 40 000 человек[11][12].

Армии сторон[ | код]

Как указывает пакистанский историк Сарвар, османская армия имела явное численное превосходство, так, только согласно турецкому очевидцу Хакимуддину Идрису Битлиси, 40-тысячной сефевидской армии противостояла 100-тысячная армия Селима I. Согласно сефевидским источникам, неравенство было ещё большим — 12 или 20 тысяч со стороны кызылбашей против 120 или даже 200 тысяч со стороны османов[13].

В культуре[ | код]

Османский автор Кешфи посвятил Чалдыранской битве стихотворение-хронограмму[14]:

«Ya ilahi Hazret-i Sultan Selim'in haşrederek

Ruh-i hasmi sehm-i sehmile ola zir-i kavsde

Kim Kızılbaş içre düşen ceyşine tarihdür

Yareb ol ervah-i pakın cay ola firdevsde.
»


Шах Исмаил убивает в ходе битвы одного из османских командиров
Памятный монумент на месте Чылдыранской битвы, установленный в 2003 г.

Ход битвы[ | код]

Ещё до начала битвы полководцы Исмаила предлагали напасть на противника ночью, чтобы быть недоступными для османской артиллерии, на что Исмаил ответил: «я не разбойник, нападающий на караваны ночью».

Кроме того, пакистанским историком Г. Сарваром упоминается, что многие кызылбашские эмиры предлагали атаковать до окончания приготовления осман к битве, что низвело бы на нет их преимущество в огнестрельном оружии. Однако Шах Исмаил принял предложение Дурмуш-хана Шамлу, который предлагал дождаться полной готовности осман, чтобы кызылбаши могли на поле боя показать свою доблесть[13].

Таким образом, битва началась утром атакой турецких янычар. В ответ на это Исмаил I дал указ отбить атаку тяжелой кавалерией — джангевар. Сам Исмаил лично сражался против османского полководца Малкочоглу Турали-бея. Сефевидская тяжелая кавалерия смяла янычар, но в поддержку пехоте турки выслали свою тяжелую кавалерию — сипахов. Сипахи не смогли остановить атаки джангеваров и были разбиты. Ситуация на этом этапе сражения складывалась в пользу Сефевидов. Исмаил I дал команду всей армии атаковать турецкие позиции. Во главе его армии шла тяжелая кавалерия. Но, уже прорвав ряды противника, тяжелая кавалерия Сефевидов оказалась бессильной против ураганного огня турецкой артиллерии, которая буквально расстреляла и выкосила ряды кавалерии, не позволив им дальше занимать позиции турецких войск. Уничтожение тяжелой кавалерии, выступавшей в этой битве главной силой Сефевидов, фактически решило исход сражения, так как лёгкая кавалерия и пехота не играли значимой роли и были не в состоянии конкурировать с корпусом янычар. Кызылбашская кавалерия практически одержала победу. Однако исход битвы решила превосходящая огневая мощь противостоявших им измотанных турков, и после того как сам шах был ранен, кызылбашская армия оставила поле боя[15]. Османы победили лишь за счёт огнестрельного оружия. Венецианский автор Катерино Зено так описывает этот момент:

«Монарх (Селим), видя резню, начал отступать и разворачиваться и был близок к тому, чтобы бежать с поля боя, когда Синан, придя на спасение в момент нужды, приказал подтянуть артиллерию и открыл огонь и по янычарам, и по персиянам. Кони персиян, никогда ранее не слышавшие грохота этих адских машин, рассыпались и перемешались по равнине, уже не повинуясь ни удилам, ни шпорам своих наездников....Как утверждается, не будь артиллерии, которая ужаснула в упомянутой манере коней персиян, никогда ранее не слышавших такого грохота, то несомненно, что вся его армия была бы разбита и предана мечу»[16].

После битвы Селим, подозревая засаду, отказался от преследования сефевидской армии[17]. Кызылбаши нанесли очень тяжёлые потери османской армии, чей элитный корпус, янычары, не испытывали особого энтузиазма сражаться  против шаха, который возбуждал в них смутное чувство симпатии. Победившие, но утомлённые, войска султана двинулись на Тебриз, но после нескольких недель засухи, голода, жажды и начавшейся ранней зимы, они повернут обратно домой в Анатолию. Воспоминания об этом походе оставят отпечаток на армии Селима. Как бы он ни старался, эти люди больше не выступят в поход против Азербайджана[18].

Последствия[ | код]

После Чалдыранской битвы Шах Исмаил принял решение оснащать сефевидскую армию огнестрельным оружием. Хотя оно не могло по качеству состязаться с покупным оружием Османов. После этого шах начинает оказывать психологическое воздействие, до такой степени, словно само наличие этого оружия у сефевидской армии обосновано не стратегическими, а психологическими причинами. Новости о наличии у сефевидской армии огнестрельного оружия вылились в страх янычаров перед предстоящим новым походом на Азербайджан, что заставило Селима отказаться от повторного вторжения в Сефевидскую империю по возвращению из Египетского похода в 1518 году[19][20].

Далее за этим Османы выселяли и истребляли кызылбашей из Восточной Анатолии и переселяли туда в противовес курдов, передавая им управление областью[21][22][23][24].

Примечания[ | код]

  1. Volker Eid: Ost-Türkei - Völker und Kulturen zwischen Taurus und Ararat, 1990, s. 63: « Çaldıran ist nicht der Ort unmittelbar nordöstlich des Wan-Sees, sondern ein etwas entfernterer bei Maku auf heute iranischem Gebiet. »
  2. David Eggenberger, An Encyclopedia of Battles, (Dover Publications, 1985), 85.
  3. Keegan & Wheatcroft, Who’s Who in Military History, Routledge, 1996. p. 268 «In 1515 Selim marched east with some 60,000 men; a proportion of these were skilled Janissaries, certainly the best infantry in Asia, and the sipahis, equally well-trained and disciplined cavalry. […] The Persian army, under Shah Ismail, was almost entirely composed of Turcoman tribal levies, a courageous but ill-disciplined cavalry army. Slightly inferior in numbers to the Turks, their charges broke against the Janissaries, who had taken up fixed positions behind rudimentary field works.»
  4. 1 2 Roger M. Savory, Iran under the Safavids, Cambridge, 1980, p. 41
  5. 1 2 Ghulam Sarwar, «History of Shah Isma’il Safawi», AMS, New York, 1975, p. 79
  6. V. Genç, «From Tabriz to Istanbul», p. 233
  7. Serefname II s. 158
  8. A. Allouche, «The Origins and Development of the Ottoman-Safavid conflict», p. 109
  9. A. Allouche, «The Origins and Development of the Ottoman-Safavid conflict», p. 110
  10. A. Allouche, «The Origins and Development of the Ottoman-Safavid conflict», p. 110-111
  11. A. Allouche, «The Origins and Development of the Ottoman-Safavid conflict», p. 112
  12. Ş. Tekindağ, «Yeni Kaynak ve Vesikaların İşığı Altında Yavuz Sultan Selim'in İran Seferi», s. 54-56
  13. 1 2 G. Sarwar, «History of the Shah Ismail Safawi», p. 78-79
  14. S. Tekindağ, «Yeni Kaynak ve Vesikaların İşığı Altında Yavuz Sultan Selim'in İran Seferi», s. 71
  15. L. Tardy, «Beyond the Ottoman Empire», p. 120
  16. R. Savory, «Iran under the Safavids», p. 34
  17. G. Sarwar, «History of the Shah Ismail Safawi», p. 81-82
  18. J. L. Bacque-Qrammont «Suleyman The Second and his time», p. 220
  19. J.-L. Bacque-Qrammont, «Padişah ve Şah. 16. Yüzyıl Başında İyi Bilinmeyen Diplomatik Oyunlar Hakkında», s. 36
  20. J.-L. Bacque-Qrammont, «The Eastern Policy of Süleymân»,p. 220-221
  21. W. Jwaideh, «The Kurdish National Movement: Its Origins and Development», p. 17
  22. Y. Arslantaş, «Depicting the Other: Qizilbash Image in the 16th Century Ottoman Historiography», p. 122-123
  23. П. И. Аверьянов, «Курды в войнах России с Персией и Турцией в течение XIX столетия», с. 2-3
  24. M. Van Bruinessen, H. Boeschoten, «Evliya Çelebi in Diyarbekir», p. 14-16
Реклама