Реклама


Принц Ивето

Сеньоры, затем короли и принцы Ивето (фр. seigneurs, rois et princes d'Yvetot) — владетели небольшой сеньории в нормандской земле Ко, с центром в городе Ивето. С конца XIV века сеньоры Ивето почти два столетия официально носили королевский титул, и этот странный факт породил различные домыслы, легенды и анекдоты.

Легенды[ | код]

Хронист и первопечатник второй половины XV века Робер Гаген сообщает наиболее раннюю легенду о происхождении титула короля Ивето[1].

Среди родственников Хлотаря был Гольтье из Ивето, дворянин из земли Ко и его первый палатный служитель. Поскольку его преданность и услуги день ото дня увеличивали королевское расположение, другие куртизаны, движимые завистью, возвели на него поклеп, обвинив в измене Хлотарю, который приговорил его к смерти. Гольтье, избежав опасности, покинул двор, уехал из Франции и отправился воевать в земли неверных. Прошло десять лет, за время которых он добился больших успехов. Надеясь, что время уменьшило гнев короля, он решил вернуться во Францию. Отправившись сначала в Рим к папе Агапиту, он получил от того рекомендательные письма, затем, выбрав для самозащиты день, когда, по его мнению, христианский суверен не мог бы отказать в прощении, предстал перед Хлотарем в святую пятницу, в то самое время, когда этот принц преклонял колени пред истинным крестом в церкви Святого Медарда в Суассоне. Но едва король признал своего прежнего любимца, как ярость охватила его, и выхватив меч у одного из тех, что находились подле него, он поразил Гольтье и поверг его мертвым к своим ногам. При известии об этом убийстве, совершенном в подобный день и в таком месте, папа, возмущенный, направил Хлотарю самый суровый выговор, угрожая ему гневом Церкви, если тот не поторопится искупить своё преступление. Успокоившийся король, посовещавшись с мудрыми советниками, освободил наследников Гольтье и тех, кто в дальнейшем стал бы обладателем земли Ивето, от всякой зависимости от королей Франции, также и от обязанности приносить им оммаж, и утвердил эту уступку грамотами, скрепленными своей подписью и королевской печатью. Оттуда пошло, что владетели этой земли и этой деревни носят, до настоящего времени, неоспоримый титул короля.

Цит. в пересказе Реми де Гурмона[2]

Гаген добавляет, что в некоем «надежном и неоспоримом источнике» (autorité constante et indubitable)[3] он нашел указание, что это событие имело место в 536 году.

Этот рассказ вызывал большие сомнения уже у авторов XVII—XVIII веков, не владевших приемами исторической критики, но заметивших, что своего источника Гаген, как и положено средневековому фальсификатору, не назвал. Исследователи XIX века отвергли его как явный вымысел, основанный, в лучшем случае, на каких-то местных преданиях[4].

Высказывалось предположение, что хронист мог перепутать Хлотаря с королём Франции Лотарем, и, соответственно, Агапита I с Агапитом II[5].

Другая популярная версия, приведенная авторами «Французской Готы» в 1904 году, возводит происхождение титула к известной легенде о высадке в Англии Вильгельма Завоевателя. Якобы, спрыгнув из лодки на берег, герцог не устоял на ногах и упал, что считалось дурным предзнаменованием, и тогда его шут Ансфельд подсказал сеньору поступить по примеру Юлия Цезаря, испытавшего такой же конфуз во время высадки в Африке: сделать вид, что растянулся намеренно, и, обхватив как можно больше земли руками, воскликнуть: «Я пришел взять во владение землю, которую должен завоевать!»[6]

Благодарный герцог возвел шута в короли Ивето.

Эта история также явно позднего происхождения, хотя некоторые авторы и пытались искать её следы в знаменитом Романе о Ру[7].

Сеньория Ивето[ | код]

Земля Ко

В действительности, хронисты упоминают в 1066 году сеньора Жана д'Ивето, участвовавшего вместе с другими нормандскими рыцарями в битве при Гастингсе[8]. В 1147 Готье (Gaulthier) д'Ивето участвовал в крестовом походе, а в 1152 уступил аббатству Сен-Вандриль две трети десятины своей церкви. Луи Морери утверждает, что в награду за доблесть, проявленную в Святой Земле, Генрих II освободил его землю от вассальной зависимости, но это утверждение, как и предыдущие легенды, не подтверждается документами[9].

В 1206 году, после подчинения Нормандского герцогства французской короне, новой администрацией была проведена ревизия феодальных держаний. В актах фигурирует Роберт д'Ивето, обязанный снаряжать на королевскую службу треть тяжеловооруженного всадника (troisième partie d'un homme d'armes), и в перечне вассалов этот сеньор невысокого ранга записан как Robertus de Yvetot tertiam partem militis[10].

В 1313 году хроники упоминают Жана д'Ивето, как происходящего от одного из 36 новых рыцарей, которых Филипп II Август создал в Нормандии. В документах парижской счетной палаты между 1360 и 1366 упоминается Перрено д'Ивето, получивший за свои добрые и любезные услуги на королевской службе награду в 30 франков[11].

Королевский титул[ | код]

Наследник Перрено Жан IV д'Ивето, приближенный короля Карла V и его дворцовый распорядитель, под 1371 годом последний раз упоминается как сьер Ивето, затем с 1373 года называется то принцем, то королём, то сеньором милостью Божией, а в постановлении Нормандского казначейства от 1392 года уже именуется королём Ивето[12][5].

При каких обстоятельствах был получен этот титул, неизвестно. Как полагают исследователи, сеньория Ивето получила статус так называемого свободного фьефа (franc-fief)[13], или суверенного аллода, что само по себе не было редкостью, хотя подобные владения обычно располагались на окраинах Франции, в пограничных регионах со смешанной или неясной верховной юрисдикцией. Наиболее известными примерами таких суверенных владений являлись Беарн, Бидаш, и сохранившееся до настоящего времени княжество Монако. Менее известные сеньории, владетели которых также титуловались королями, существовали на имперской территории во Фландрии, Эно и Камбрези (короли Эстерно, Мод, Эстимо)[14].

Статус свободного фьефа означает, что его владелец не обязан никому ни вассальной присягой, ни военной службой, никому не платит податей ни в каком виде, обладает на своей земле правом высшей юрисдикции, и, подобно королю, держит свою землю благодаря Богу и своему мечу[15]. Исследовав этот вопрос, Огюстен Лабютт отмечает, что сеньоры Ивето имели значительные вольности уже в XIII веке, а на их земле, фигурирующей в документе 1203 года как libero feodo de Yvetot, иностранные купцы могли производить беспошлинный торг[16].

Тем не менее, во Франции такие сеньоры не могли иметь королевского титула. Жозеф-Никола Гио в первом томе своего «Трактата о правах, функциях, франшизах, льготах, прерогативах и привилегиях, полагающихся во Франции каждому званию», отдельно упоминает случай с королями Ивето, воспринимавшийся во времена абсолютной монархии как досадный курьез.

Во все времена, рассмотренные нами, во Франции титул короля принадлежал только суверену. Во времена Гуго Капета было несколько герцогов и графов, столь же могущественных, как и он; ни один из них, однако, не мечтал называться королём. Сеньор Ивето единственный носил долгое время этот титул, но это было с его стороны нелепостью, которую его наследники имели мудрость ис.

Guyot J.-N. Traité des droits, fonctions, franchises, exemptions, prérogatives et privilèges annexés en France à chaque Dignité, p. 104.

В примечании Гио приводит знаменитую цитату из отчета Шарля де Бургевиля, генерального наместника бальяжа Кана:[17]

Au noble pays de Caux
Il y a quatre abbayes royaux,
Six prieurez conventaux,
Et six barons de grand arroy,
Quatre comtes, trois ducs, un roy.

В благородной земле Ко
Четыре королевских аббатства,
Шесть конвентуальных приорий,
И шесть баронов с пышным выездом,
Четыре графа, три герцога, один король

Королевский титул сеньоров Ивето несколько раз в XV—XVI веках был засвидетельствован грамотами французских королей и другими официальными документами. Людовик XI жалованными грамотами 1461 и 1464 годов подтвердил право верховной юрисдикции (включая помилование преступников), сохранявшееся королями Ивето до 1553 года[18]. Их земля была освобождена от уплаты податей, что подтвердило распоряжение от 7 февраля 1575, а сами они имели право взимать с фермеров четвертину, что было исключительной королевской привилегией[19]. Также короли и принцы Ивето имели право чеканить монету, не посылать своих младших сыновей в дворянскую гвардию французского короля (постановления Госсовета от 1676 и 1684), и вообще не были обязаны нести никакой военной службы[20].

Свиток со списком выплат ста дворянам Дома короля, датированный 1 января 1491, указывает, что Жану Боше I, королю Ивето, лейтенанту ста дворян, полагалось 400 ливров в предстоявшем году. С титулом короля Жан Боше указан и в королевских счетах за 1493 год[21].

13 августа 1543 Франциск I издал жалованные грамоты, зарегистрированные затем в парламенте, подтверждавшие за Изабо Шеню, дамой Ивето, право называться королевой, в связи с процессом, инициированным по этому поводу дамой де Монтур[17][22]. В декабре 1548 король снова подтвердил вольности королей Ивето[23].

Принцы Ивето[ | код]

Со временем владения сеньоров Ивето расширились за счет присоединения трех соседних приходов: Сен-Клер-сюр-ле-Мон, Сен-Мари-де-Шан и Экаль-Али, но на эти земли франшизы Ивето, вероятнее всего, не распространялись[18].

Генрих II 20 января 1553 также подтвердил статус владетелей Ивето, за исключением верховной юрисдикции[24]. После регистрации этой грамоты Руанским парламентом в 1555 году, сеньоры Ивето утратили королевский титул и стали именоваться принцами[25].

Со временем королевская власть начала урезать иммунитет княжества. В 1711 принц Ивето потребовал у Королевского совета вернуть ему привилегию сбора так называемого «Десятого денье» — военного налога, именовавшегося во Франции XVIII века «военной десятиной». Процесс он проиграл, и постановление совета гласило, что, поскольку

...королевство Франция служит барьером для княжества Ивето, последнее должно по мере возможности вносить свой вклад в защиту границ, поскольку враги французской короны не оставят нетронутым названное княжество Ивето, если смогут проникнуть в землю Ко.

Labutte A. Histoire des rois d'Yvetot, p. 95

Сеньория Ивето была ликвидирована революцией, титул принца Ивето, перешедший в конце XVII века к дому Альбон, ныне принадлежит маркизу Клоду д'Альбону (р. 1970), сыну маркиза Андре д'Альбона, принца Ивето (1923—2015)[26].

Анекдоты и песня Беранже[ | код]

Гио, авторы «Французской Готы» и Реми де Гурмон приводят несколько исторических анекдотов о королях Ивето.

Рассказывали, что Людовик XI, проезжая через земли влиятельного Гийома де Шеню, короля Ивето, одернул одного из куртизанов, назвавшего его «Сир»: «Не называй меня так. Я не король Франции, пока мы на землях короля Ивето»[2].

Генрих IV, любивший шутки, потерпев в 1589 году поражение в Нормандии от войск Лиги, и подумывая о бегстве в Англию, отступил в район Ивето и остановился у мельницы, принадлежавшей его королю, после чего объявил своим людям: «Даже если я потеряю Французское королевство, по крайней мере сохраню за собой это Ивето»[17][2]. В другой раз он, якобы, сказал об короле Ивето, которым в то время был Рене II дю Белле или Мартен III: «Это маленький король, но это король»[2], а во время коронации Марии Медичи в мае 1610 в аббатстве Сен-Дени, увидев, что великий магистр церемоний и его служащие не нашли приличного места для Мартена дю Белле, воскликнул: «Я хочу, чтобы дали место моему маленькому королю Ивето, согласно достоинству и рангу, которые ему положены». Последний анекдот был записан со слов дворянина, уверявшего, что он был очевидцем[17][2]. По мнению Лабютта, если это событие и имело место, то реплика короля означала не более, чем простую монаршую учтивость, поскольку правитель Ивето к этому времени больше не считался королём[27].

В 1813 Пьер-Жан де Беранже написал знаменитую песню «Король Ивето», о монархе, который правил страной по старым добрым обычаям, не облагая народ чрезмерными податями и не требуя постоянного налога кровью. Песня, явно метившая в Наполеона, быстро стала популярной, и не только у тайных роялистов, мечтавших о пришествии Людовика XVIII, хотя до падения Первой империи её напевали вполголоса[28].

Короли и принцы Ивето[ | код]

Дом Ивето:

Дом де Вилен:

В 1417 году Нормандия была оккупирована англичанами, а город Ивето сожжен. В 1418 году Генрих V передал владения сеньора де Вилена, в том числе Ивето, Джону Холланду, владевшему этой землей как простым фьефом[29][30]. После изгнания англичан наследники Ивето Пьер Мале де Гравиль, Пьер д'Олонн и Гийом де Монролье в 1460 году продали сеньорию камергеру Людовика XI Гийому Шеню, за которым в 1461 году был подтвержден королевский титул[31].

Дом Шеню:

Дом дю Белле:

Дом д'Апельвуазен:

Дом де Креван:

Дом д'Альбон:

После смерти последнего принца Ивето наследницей сеньории, приносившей 40 тыс. ренты в год, стала его дочь Виктория-Луиза-Маргарита д'Альбон (1780—1839), вышедшая замуж за нормандского барона Эсташа Луи де Воклен де Шен (1769—1859). После отмены дворянских привилегий летом 1789, владетели Ивето, лишившиеся доходов, продали большую часть сеньории[32].

Примечания[ | код]

  1. Labutte, 1871, p. 7—8.
  2. 1 2 3 4 5 Le Roi d'Yvetot (1884 ?)
  3. Labutte, 1871, p. 9.
  4. Labutte, 1871, p. 10—18.
  5. 1 2 M. BOREL d'HAUTERIVE. NOTICE HISTORIQUE SUR LES ROIS D'YVETOT/ 1871
  6. Le Gotha français, 1904, p. 49.
  7. Yvetot et ses seigneurs (недоступная ссылка)
  8. Labutte, 1871, p. 20.
  9. Labutte, 1871, p. 20—21.
  10. Labutte, 1871, p. 21—22.
  11. Labutte, 1871, p. 22—23.
  12. Labutte, 1871, p. 23—24.
  13. Labutte, 1871, p. 26.
  14. Labutte, 1871, p. 27—28.
  15. Labutte, 1871, p. 26—27.
  16. Labutte, 1871, p. 30—31.
  17. 1 2 3 4 Guyot, 1786, p. 105.
  18. 1 2 Labutte, 1871, p. 33.
  19. Labutte, 1871, p. 32—33.
  20. Labutte, 1871, p. 33—34.
  21. Labutte, 1871, p. 42—43.
  22. Labutte, 1871, p. 44.
  23. Labutte, 1871, p. 50.
  24. Labutte, 1871, p. 51.
  25. Labutte, 1871, p. 90.
  26. Le prince d’Yvetot, marquis d’Albon, s’en est allé — paris-normandie.fr, 30.03.2015
  27. Labutte, 1871, p. 91.
  28. Le roi D'Yvetot. Béranger. 1813
  29. Du royaume d'Yvetot, 1835, p. 18.
  30. Eysenbach, 1839, p. 146.
  31. Eysenbach, 1839, p. 146—147.
  32. Fromentin, 1844, p. 84—85.

Литература[ | код]

Ссылки[ | код]

Реклама