Реклама


Оборона Рязани

Взятие Рязани монголами
Основной конфликт: Монгольское нашествие на Русь
RYAZAN.JPG
Дата 16-21 декабря 1237
Место Рязань
Итог Победа монголов
Противники

Монгольская империя

Рязанское княжество

Командующие

Батый,
Субэдэй

Юрий Ингваревич,
Олег Ингваревич

Оборона Рязани — осада и взятие столицы Рязанского княжества города Рязани (Старой) 16—21 декабря 1237 года.

Во время Монгольского нашествия на Русь, бывшего частью Западного похода монголов, Рязанское княжество оказалось первым из русских княжеств на пути завоевателей. Осенью 1237 года орда Батыя вторглась в рязанские пределы. Перебив посланное рязанскими князьями посольство и разгромив их дружины в пограничном сражении, монголо-татары разорили Пронск и ряд других городов и затем осадили Рязань. После ожесточенного штурма город был захвачен и разрушен, население было истреблено. Рязань уже не восстановилась и вскоре немногие уцелевшие жители покинули ее. Столица княжества была перенесена в Переславль-Рязанский, который с 1778 года стал именоваться Рязанью.

Содержание

Силы сторон[ | код]

Монголо-татары[ | код]

Точная численность войск Батыя, вторгшихся в русские земли, неизвестна. Большинством русских дореволюционных историков размер орды определялся в 300 000 воинов, а с учётом отрядов, примкнувших по пути, и отрядов народов, покорённых на пути к Волге, озвучивалась цифра в 500 000 человек. Схожие оценки давали советские историки. Древнерусские летописи не дают точных цифр, указывая только на огромный размер монгольской армии[1].

Опираясь на сведения о принадлежности каждому чингизиду отдельного тумена (10 000 воинов), и на то, что в Западном походе монголов участвовали тринадцать чингизидов, профессор В. Каргалов оценивал численность орды Батыя в 120—140 тысяч воинов[2]. Также отдельные тумены могли быть у знатных военачальников Батыя — Субэдэя, Бурундая и др. Не все чингизиды приняли участие в самом походе на Русь, часть продолжала вести боевые действия против половцев. Рашид ад-Дин писал, что непосредственно в осаде Рязани участвовали семь чингизидов[3].

Русские[ | код]

Численность рязанского войска также неизвестна. К моменту монголо-татарского вторжения в Рязанском княжестве выделились три удела — в Пронске, Коломне и Переславле-Рязанском[4]. И рязанский князь Юрий Ингваревич, и удельные князья имели собственные дружины, а города при необходимости выставляли полки ополчения. Княжеские дружины превосходили монгольскую армию по вооружению, тактическим приёмам и боевому строю. Вооружение русских дружинников, как наступательное, так и оборонительное, славилось далеко за пределами Руси. Массово применялись тяжёлые доспехи. Однако, дружины, как правило, не превышали численности в несколько сотен человек и были малопригодны к действиям под единым командованием и по единому плану[5].

Города Рязанского княжества, как и другие на Руси, имели мощные оборонительные системы. Протяжённость укреплений самой Рязани составляла около 3,5 километров, защищённая валами и стенами площадь города достигала 65 га. Высота валов составляла около 10 метров. Размещённые на них стены укреплялись башнями. Население Рязани, по данным В. П. Даркевича, к началу XIII века достигло 8000 жителей[6].

Несмотря на богатый опыт боевых действий против половцев, периодически тревоживших рубежи княжества, рязанские князья и воеводы мало знали о монголо-татарах. Они не принимали участия в битве на Калке и им были неизвестны тактика и вооружение войск Батыя[7].

Предыстория[ | код]

«Коли нас не будет, то всё ваше будет» — отказ рязанского князя платить дань монголам

В исторической литературе развернулась полемика по вопросу того, было ли нападение Батыя на Русь неожиданным для русских княжеств[8]. Однако о том, что приграничные русские княжества знали о готовящемся вторжении, свидетельствуют письма-донесения венгерского монаха-миссионера, доминиканца Юлиана, о подготовке к вторжению на Русь трёх четвертей монгольского войска[9].

В конце осени 1237 года войско Батыя появилось на южных рубежах Рязанского княжества. Вскоре в Рязань прибыло монгольское посольство, потребовавшее от князя Юрия Игоревича «десятины во всём: в людях, в князьях, в конях, во всём десятое». Князь Юрий ответил: «когда нас не будет, тогда возьмёте всё». Согласно «Повести о разорении Рязани Батыем», князь сразу послал за помощью к Юрию Всеволодовичу Владимирскому и Михаилу Всеволодовичу Черниговскому. Согласно же Новгородской летописи, послы были отправлены лишь после поражения рязанских войск на р. Воронеже. Монгольских послов Юрий Игоревич также отправил во Владимир. Согласно «Повести…», Юрий Игоревич отправил к Батыю ответное посольство, которое возглавил его сын Фёдор. Автор «Повести о разорении Рязани Батыем» в составе посольства упоминал «других князей и воинов лучших». М. Б. Елисеев предположил, что вместе с посольством князь Юрий Ингваревич отправил наиболее опытных воинов своей дружины, которые должны были собрать данные о противнике[10]. Батый принял дары послов и устроил в их честь пир, где пообещал не нападать на Рязанское княжество. На пиру чингизиды начали требовать у послов их дочерей и жен, а сам Батый потребовал от Фёдора жену Евпраксию привести себе на ложе. Получив отказ, монголы перебили посольство. Уцелел только пестун князя Фёдора Апоница, который и принёс в Рязань весть о его трагической гибели. Узнав о смерти мужа, Евпраксия вместе с грудным ребёнком бросилась с крыши терема[11].

Усыпальница князя Фёдора, его сына Ивана и жены Евпраксии в Зарайске

К тому моменту Юрий Ингваревич собрал в Рязани войска, на помощь ему пришли князья с дружинами из Пронска и Мурома. Автор «Повести о разорении Рязани Батыем» писал о событиях после гибели князя Федора: «И плакал город весь много времени. И едва отдохнул князь от великого того плача и рыдания, стал собирать воинство свое и расставлять полки»[3]. По версии М. Б. Елисеева, Юрий Ингваревич хотел отомстить за смерть сына и выступил против ордынцев, не дожидаясь войска Владимиро-Суздальского княжества, которое в начале декабря под предводительством князя Всеволода Юрьевича отправилось на помощь рязанцам. Таким образом, перебив рязанское посольство, Батый вынудил русские рати вступать в бой по отдельности. По версии В. В. Каргалова, рязанское войско пошло к границе княжества, чтобы усилить пограничные гарнизоны и не допустить прорыва противника в свои земли[12].

В ожесточенной битве на реке Воронеже рязанскому войску удалось нанести существенные потери туменам противника, но сражение было проиграно. В битве погибли муромские князья Юрий Давыдович и Олег Юрьевич [13]. По версии «Повесть о разорении Рязани Бытыем», именно здесь был убит и рязанский князь Юрий Ингваревич, а Олег Ингваревич попал в плен. Согласно ряду летописей, Юрий Рязанский погиб при обороне Рязани[14].

После битвы армия Батыя двинулась вдоль реки Прони, уничтожая города и села. Ипатьевская летопись сообщает о бегстве во Владимир сына Михаила Всеволодовича Пронского, сам Пронск был разрушен. Тумены Батыя стёрли с лица земли город Белгород Рязанский. Город так и не был восстановлен и сейчас неизвестно даже его точное расположение. Тульские историки идентифицируют его с городищем у села Белородица на реке Полосне в 16 километрах от современного города Венёва. Погиб и рязанский город Воронеж. Несколько столетий стояли безлюдными развалины города, и только в 1586 году на его месте построили острог для защиты от набегов крымских татар. Монголами был уничтожен и довольно известный город Дедославль. Ряд историков идентифицируют его с городищем у села Дедилово на реке Шиворонь[15].

Оборона Рязани[ | код]

Разорив пронские земли, Батый повел войска к Рязани. Его передовые разъезды подошли к городу 16 декабря. В Рязани не было сильного гарнизона, княжеская дружина и городской полк пали в битве на реке Воронеже. Город обороняли немногочисленные уцелевшие в той битве воины, личная охрана княжеской семьи, жители города и окрестных сел[16][17].

Окружив город тыном, монголы пошли на штурм. Они постоянно бросали в атаку свежие силы, в то время как рязанцы были измотаны длительным сражением, а подкреплений взять было неоткуда. Автор «Повести о разорении Рязани Батыем» писал: «И обступили город, и начали биться пять дней не отступая. Воины Батыева войска переменялись и отдыхали, а горожане бились бессменно. И многих горожан убили, а других ранили, а иные от долгой битвы обессилели»[18].

Пять дней героически сражались защитники Рязани, обрушивали на головы монголов стрелы и камни, лили смолу и кипяток, рубились в рукопашных схватках. В городе бушевали пожары. Непосредственно за тыном осаждающие разместили баллисты и катапульты. Их поставили напротив тех мест, которые считали уязвимыми и где монголы планировали пробить бреши в стенах. Пока шел штурм, осадная техника обстреливала город. Тяжелые камни повреждали башни и ворота, рушили заборола на стенах[19].

«Оборона Рязани». С картины Е.И. Дешалыта

В ночь с 20 на 21 декабря, под светом факелов и с помощью катапульт и таранов монголы устремились в последний штурм. После упорного сражения на валах и стенах монгольские воины ворвались в Рязань. Немногочисленные уцелевшие защитники продолжили бой на улицах и площадях города. Последние из них отступили к каменным церквям, где спасения искали женщины, дети и те из мужчин, кто не мог сражаться. Но церкви также были взяты и разгромлены монголами[20]. «Повестm о разорении Рязани Батыем» так описала гибель города[18].:

««И пришли в соборную церковь Успения пресвятой Богородицы, и великую княгиню Агриппину — мать великого князя, и со снохами, и с прочими княгинями изрубили мечами, а епископа и священнослужителей предали огню — в святой церкви сожгли; и иные многие пали от оружия, и в городе многих людей и с женами, и с детьми мечами изрубили, иных — в реке утопили. И иереев, монахов — до последнего изрубили. И весь город сожгли, и все сокровища прославленного златокузнечного мастерства, и богатства рязанских государей и сродников их черниговских и киевских захватили. И храмы Божий разорили и в святых алтарях много крови пролили. И не осталось во граде ни одного живого, все заодно погибли и одну на всех чашу смертную испили. Не осталось там ни стонущего, ни плачущего: ни отца и матери по детям, ни ребенка по отцу и по матери, ни брата по брату, ни по родным, но все вместе мертвыми лежали. И все это случилось за грехи наши!»»

Дальнейшие события[ | код]

Укрепления города были разрушены, Рязань более не восстанавливалась, и культурного слоя после 1237 года не обнаружено. Только в одной части города найдены остатки усадеб XVII века. Рязанский князь сделал своей столицей город Переяславль Рязанский, который с 1778 года (см. статью Старая Рязань) стал по указу Екатерины Второй именоваться Рязанью. Части рязанцев удалось скрыться в лесах или отойти на север, соединиться с владимирскими войсками и вновь сражаться с монголами в битве у Коломны, а также под началом вернувшегося из Чернигова Евпатия Коловрата — в Суздальской земле (в некоторых редакциях «Повести о разорении Рязани Батыем» рассказывается о торжественных его похоронах в Рязанском соборе 11 января 1238 года[21]; первый город Суздальской земли, лежавший на пути монголов после битвы у Коломны — Москва — был взят 20 января 1238 года после 5-дневной осады).

Археологические раскопки[ | код]

Археологические исследования Старой Рязани начались в 1836 году и на протяжении более чем одного столетия они были редкими. В 1945 году к раскопкам приступила экспедиция Института истории материальной культуры Академии наук под руководством А. Л. Монгайта, которая работала в Старой Рязани до 1950 года. Спустя 16 лет А. Л. Монгайт возобновил исследования. В 1970 году археологическую экспедицию возглавил В. П. Даркевич, руководивший ею до 1979 года. В 1994 году к раскопкам в Старой Рязани приступил А. В. Чернецов – доктор исторических наук, профессор, заведующий отделом славяно-русской археологии Института археологии Российской Академии наук. С 2010 года он стал научным руководителем Старорязанской экспедиции Института археологии РАН[22]. Ныне в Старой Рязани работает совместная археологическая экспедиция Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника и Института археологии РАН при поддержке РГНФ под руководством И. Ю. Стрикалова[23].

За все время исследований на городище были обнаружены три каменных храма, предметы древнерусского искусства, жилые и производственные комплексы, кладбища разных эпох. Среди находок 16 кладов, первый из которых был обнаружен в 1822 году при опахивании крестьянами дороги на Южном городище, рядом со Спасским собором.

Монголо-татарским войском было уничтожено подавляющее большинство жителей Рязани (Старой) и укрывшихся в городе людей. Сведения об этом, приведённые в «Повести о разорении Рязани Батыем» были подтверждены археологическими раскопками[24]:

«Систематические раскопки братских могил жертв монгольского нашествия наша экспедиция провела в 1977—1979 годах на подоле вблизи Оки и около бывшего усадебного дома Стерлиговых у южной околицы деревни Фатьяновка.

Изучение антропологических материалов показало: из 143 вскрытых погребений большинство принадлежит мужчинам в возрасте от 30 до 40 лет и женщинам от 30 до 35 лет. Много детских захоронений, от грудных младенцев до 6—10 лет. Это рязанцы, которых завоеватели истребили поголовно, многих уже после взятия города. Юношей, девушек и молодых женщин, оставшихся в живых, вероятно, разделили между воинами. Найден скелет беременной женщины, убитый мужчина прижимал к груди маленького ребёнка. У части скелетов проломлены черепа, на костях следы сабельных ударов, отрублены кисти рук. Много отдельных черепов. В костях застряли наконечники стрел. Жителей городов, оказавших упорное сопротивление, ожидала жестокая расправа. За исключением ремесленников и обращённых в рабство, остальных пленных зарубали топором или обоюдоострой секирой. Массовые казни происходили методично и хладнокровно: осуждённых разделяли между сотниками, те же — поручали каждому рабу умертвить не менее десяти человек. По рассказам летописцев, после падения Рязани (Старой) — мужчин, женщин и детей, монахов, монахинь и священников уничтожали огнём и мечом, распинали, поражали стрелами. Пленникам рубили головы: при раскопках А. В. Селивановым Спасского собора обнаружены скопления из 27 и 70 черепов, некоторые со следами ударов острым оружием.

В братских могилах Старой Рязани погибших похоронили без гробов, в общих котлованах до 1 м глубиной, причём смёрзшуюся землю разогревали кострами. Их положили по христианскому обряду — головой на запад, с руками, сложенными на груди. Скелеты лежат рядами, вплотную друг к другу, местами в два — три яруса.
»

См. также[ | код]

Примечания[ | код]

  1. Каргалов В. В., 2008, с. 126.
  2. Каргалов В. В., 2008, с. 127.
  3. 1 2 Елисеев М. Б., 2017, с. 44.
  4. Елисеев М. Б., 2017, с. 11.
  5. Каргалов В. В., 1967, с. 80.
  6. Даркевич В. П., 1993, с. 107.
  7. Елисеев М. Б., 2017, с. 32.
  8. Жарко С. Б., Мартынюк А. В., 2003, с. 47.
  9. Каргалов В. В., 1967, с. 83.
  10. Елисеев М. Б., 2017, с. 62.
  11. Кривошеев Ю. В., 2015, с. 140.
  12. Каргалов В. В., 2008, с. 141.
  13. Л. Войтович, КНЯЗІВСЬКІ ДИНАСТІЇ СХІДНОЇ ЄВРОПИ
  14. Елисеев М. Б., 2017, с. 84.
  15. Широкорад, 2004, с. 20.
  16. Елисеев М. Б., 2017, с. 93.
  17. Даркевич В. П., 1993, с. 241.
  18. 1 2 «Повесть о разорении Рязани Батыем». Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН. Проверено 30 ноября 2018.
  19. Даркевич В. П., 1993, с. 243.
  20. Даркевич В. П., 1993, с. 245.
  21. Евпатий Коловрат // Советская военная энциклопедия. — М.: Воениздат, 1977. — Т. 3. — С. 282.
  22. Чернецов Алексей Владимирович. Сайт Института археологии Российской академии наук. Проверено 13 февраля 2019.
  23. История археологических раскопок. Сайт Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника. Проверено 13 февраля 2019.
  24. Даркевич В. П. Путешествие в древнюю Рязань. — Рязань: Новое время, 1993. — С. 245-247. — ISBN 5-85432-008-8.

Литература[ | код]

Ссылки[ | код]

Реклама