Кирилл Владимирович

Великий князь Кирилл Владимирович
Великий князь Кирилл Владимирович
Кирилл Владимирович в 1904 году
Самопровозглашённый Император Всероссийский
31 августа 1924 года — 12 октября 1938 года
 
Вероисповедание: православие
Рождение: 30 сентября (12 октября) 1876(1876-10-12)
Царское Село, Российская империя
Смерть: 12 октября 1938(1938-10-12) (62 года)
Париж, Франция
Род: Романовы
Отец: Владимир Александрович
Мать: Мария Павловна
Супруга: Виктория Фёдоровна
Дети: Мария, Кира, Владимир
Образование: Морской кадетский корпус
Николаевская морская академия
 
Награды:
Band to Order St Andr.png Band to Order St Alexander Nevsky.png Орден Белого орла Орден Святой Анны I степени
Орден Святого Станислава I степени Орден Святого Владимира III степени Орден Святого Владимира IV степени
Золотое оружие с надписью «За храбрость»
Кавалер ордена Серафимов Кавалер Большого Креста ордена Почётного легиона Кавалер Большого креста ордена Башни и Меча
Кавалер Большого креста ордена Спасителя Кавалер ордена Хризантемы

Великий князь Кири́лл Влади́мирович (30 сентября [12 октября1876, Царское село — 12 октября 1938, Париж) — второй сын великого князя Владимира Александровича, третьего сына императора Александра II, и великой княгини Марии Павловны; двоюродный брат Николая II.

В 1924 году, в эмиграции, провозгласил себя Императором Всероссийским Кириллом I, с чем не согласилась часть Императорской семьи, в том числе вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, великие князья Николай и Пётр Николаевичи, князь императорской крови Роман Петрович и герцог Сергей Лейхтенбергский.

Биография[ | код]

Родился 30 сентября 1876 года в семье Великого князя Владимира Александровича и Великой княгини Марии Павловны.

Окончил Морской кадетский корпус и Николаевскую морскую академию. Зачисленный по Гвардейскому экипажу, служил вахтенным офицером на крейсерах «Россия» и «Генерал-Адмирал», вахтенным начальником на броненосцах «Ростислав» и «Пересвет», старшим офицером на крейсере «Адмирал Нахимов».

Братья Кирилл (в центре), Андрей (слева) и Борис Владимировичи в детстве, 1880-е

После начала Русско-японской войны прибыл в Порт-Артур 3 марта 1904 года и 9 марта был назначен начальником военно-морского отдела штаба командующего флотом в Тихом океане вице-адмирала Макарова. Служебными обязанностями фактически не занимался. Отличился пьянством (вместе с братом — Борисом Владимировичем) и хамством по отношению к офицерам эскадры (например, в отношении командира броненосца «Севастополь» Николая Оттовича Эссена и командира крейсера «Аскольд» Грамматчикова). После этого имел тяжёлый разговор с вице-адмиралом Макаровым и вынужден был послать Эссену и Грамматчикову записку с извинениями. 31 марта 1904 года при взрыве флагманского корабля «Петропавловск» находился на его борту. Один из тех немногих членов экипажа, кто остался жив и спасся. Ранен, как утверждалось в некоторых источниках, не был. По свидетельствам очевидцев, у него были поцарапаны ноги, а в холодной воде он получил переохлаждение[1]. Никакой информации о ранении во время гибели «Петропавловска» Великий князь Кирилл не указал в своих воспоминаниях, вышедших в 1939 году[2]. Из воды был спасён моряками вельбота с минного крейсера «Гайдамак» и передан на миноносец «Бесшумный»[1], который и доставил его в порт. Вечером 31 марта 1904 вместе с Великим князем Борисом Владимировичем на поезде покинул Порт-Артур (до Санкт-Петербурга и далее в Германию для лечения «полученного нервного расстройства» его сопровождал младший врач лазарета порта Н. М. Марков[1]). Позже Великий князь Кирилл Владимирович был награждён золотым оружием с надписью «За храбрость».

В 1905—1909 годы был в семейном конфликте с императором Николаем II в связи со своим не санкционированным императором браком с Викторией Мелитой, разведённой с Эрнстом-Людвигом Гессенским, родным братом российской императрицы Александры Фёдоровны. Мнение Николая II было выражено в резолюции, наложенной на журнал «Высочайше учрежденного Совещания для рассмотрения вопроса о возможности признания брака Его Императорского Высочества Великого Князя Кирилла Владимировича с бракоразведенной супругою Великого Герцога Гессен Дармштадтского Мелиттою»:

Кирилл Владимирович. Портрет работы Константина Маковского, 1890-е

«Признать брак Вел. Кн. Кирилла Владимировича я не могу. Великий Князь и могущее произойти от него потомство лишаются прав на престолонаследие. В заботливости своей об участи потомства Великого Князя Кирилла Владимировича, в случае рождения от него детей, дарую сим последним фамилию князей Кирилловских, с титулом Светлости, и с отпуском на каждого из них из уделов на их воспитание и содержание по 12 500 руб. в год до достижения гражданского совершеннолетия»[3][4]. Но никакого юридического оформления данного мнения Николая II не известно. Впоследствии семейный конфликт был улажен, а брак великого князя признан Именным указом от 15 января 1907 года, и супруга Кирилла Владимировича и их дочь были включены в Императорский дом с предоставлением титула «Высочества».[5]. В 1909—1912 годах служил на крейсере «Олег», последний год — командиром. С 1913 года — в Гвардейском экипаже, а с 1914 года, с началом Первой мировой войны, продолжил службу в штабе верховного главнокомандующего. С 1915 года — командир Гвардейского экипажа. В феврале 1917 года доставил моряков экипажа в Петроград по приказу генерала Гурко, зная об открытом саботаже генералом приказа Императора об отправке в Петроград Уланского полка и сотни казаков. Некоторыми историками[кто?] данный факт рассматривается в качестве доказательства принадлежности Кирилла к думско-офицерскому заговору против Николая II.

Февральская революция[ | код]

Кирилл Владимирович и Виктория Фёдоровна со старшей дочерью Марией, ок. 1909

В дни Февральской революции, Кирилл Владимирович, вместо поддержки Николая II, предпринял шаги, которые, по оценке историка В. М. Хрусталёва, пагубным образом повлияли на историю России. Он стал первым из членов императорской фамилии, нарушивших присягу царю и заявивший, что он лично и вверенная ему воинская часть перешли на сторону Государственной думы и рады происходящей революции[6]. Его поведение в дни революции впоследствии ставилось ему в вину его противниками[7]. Участие в заговоре против императора или поддержка заговора по закону о престолонаследии лишила его и его потомков права претендовать на российский престол. Но это не помешало ему и его потомкам впоследствии самим претендовать на российский престол несмотря на запрещающий это закон о престолонаследии Российской империи[6]. Впоследствии, когда до Дмитрия Сергеевича Лихачёва дошли слухи о том, что происходящей от Кирилла Владимировича ветви Гольштейн-Готторпской династии рода Романовых собираются предоставить какие-то особые права, он обратился к президенту Ельцину с письмом, в котором доказывал, что по существовавшим законам Российской империи ни у кого из представителей этой фамилии таких прав нет: их предок выступил на стороне заговорщиков против императора, а все они заключили браки, с точки зрения существовавших законов, морганатические или с воевавшими против России династиями, потомки от браков с которыми, как и сами лица, вступившие в брак, права на престол лишались. Д. С. Лихачёв был поражён, когда ему пришло послание от одного из сторонников признания особых прав линии Кирилла Владимировича, в котором предпринимались попытки доказать недоказуемое (с точки зрения строгой науки)[8][9][10].

В начале беспорядков вместе с великими князьями Михаилом Александровичем и Павлом Александровичем участвовал в подготовке проекта манифеста о конституционном строе («великокняжеский манифест»), который они хотели вручить на подпись Николаю II. План предусматривал сохранение на престоле императора Николая II путём частичных уступок умеренному крылу революционеров (принятие конституции и назначение «ответственного министерства» — Россия становилась конституционной монархией)[6].

Кирилл Владимирович, по воспоминаниям ряда современников и по своим собственным словам, 1 (14) марта 1917 года перешёл на сторону революции, надев «красный бант». Как вспоминал дворцовый комендант В. Н. Воейков[6]:

Великий князь Кирилл Владимирович, с царскими вензелями на погонах и красным бантом на плече, явился 1 марта в 4 часа 15 минут дня в Государственную Думу, где отрапортовал председателю Думы М. В. Родзянко: «Имею честь явиться вашему высокопревосходительству. Я нахожусь в вашем распоряжении, как и весь народ. Я желаю блага России», — причём заявил, что Гвардейский экипаж в полном распоряжении Государственной Думы.

Воейков В. С Царем и без Царя. — Гельсингфорс, 1936. — С. 251.

Первой на поведение великого князя отреагировала Александра Фёдоровна. В своих письмах Николаю II от 2 (15) марта и 3 (16) марта 1917 года она писала[6]: «Кирилл ошалел, я думаю: он ходил к Думе с Экип. и стоит за них…», «…отвратительно себя ведёт, хотя и притворяется, что старается для монарха и родины».

Сам великий князь, уже находясь в эмиграции, так объяснял своё появление под Государственной думой с красным бантом во главе своей воинской части: у него был выбор, или подчиниться приказу новых властей и привести вверенную ему часть к Думе для присяги новой власти или подать в отставку, бросив его подчинённых на произвол судьбы; в те часы только одно заботило великого князя — любой ценой, даже ценой собственной чести, способствовать восстановлению порядка в столице, чем способствовать скорейшему возвращению в неё законного монарха — если бы он смог вернуться во главе верных войск, порядок всё ещё мог бы быть восстановлен. Историк В. М. Хрусталёв, комментируя эти объяснения великого князя, отмечает, что навряд ли они были искренними, так как ещё за несколько часов до прибытия Кирилла Владимировича в Таврический дворец, в комендатуре дворца были уведомлены о переходе Гвардейского экипажа на сторону Государственной думы из копии следующей записки, которая была разослана Кириллом Владимировичем начальникам частей, расквартированных, как и Гвардейский экипаж, в Царском Селе[6]: «Я и вверенный мне Гвардейский экипаж вполне присоединились к новому правительству. Уверен, что и вы, и вся вверенная вам часть также присоединитесь к нам. Командир Гвардейского экипажа Свиты Его Величества контр-адмирал Кирилл», а впоследствии моряки Гвардейского экипажа по приказу великого князя заняли Царскосельский и Николаевский вокзалы, чтобы воспрепятствовать верным Николаю II войскам прибыть в столицу.

8 марта 1917 года Временное правительство отдало приказ об аресте Николая II и его семьи. Кирилл Владимирович в знак протеста подал в отставку. Вскоре он нелегально выехал в Финляндию, которая тогда ещё оставалась в составе Российской империи, где у него родился сын Владимир, после смерти отца унаследовавший главенство в Императорском доме.

Гражданская война[ | код]

Во время Гражданской войны Кирилл Владимирович искал возможные пути к восстановлению монархии. Для этого он встречался с генералом Маннергеймом, направил своего представителя к Юденичу, вёл переговоры с некоторыми немецкими генералами, но, поняв, что белое движение обречено, оставил мысль о вооружённом сопротивлении. Вскоре ему пришлось эмигрировать в Швейцарию.

Жизнь в эмиграции. Император Всероссийский в изгнании[ | код]

Кирилл Владимирович и Виктория Фёдоровна (сидят), Елена, Андрей и Борис Владимировичи (стоят), 1922

После расстрела в 1918 году в Екатеринбурге Николая II и его семьи, а также его брата Михаила Александровича, Кирилл Владимирович оказался старшим в генеалогическом порядке членом Императорской Фамилии. 31 августа 1924 года он, несмотря на то, что Советский Союз уже был признан некоторыми государствами, на правах старшего представителя династии провозгласил себя Императором Всероссийским под именем Кирилла I. Это решение было поддержано далеко не всеми русскими монархистами, указывавшими на участие Кирилла в Февральской революции и на то, что Николай II не признавал его брака (подробнее см. ниже). Кирилл Владимирович 30 апреля 1924 года создал Корпус Императорской Армии и Флота, в составе которого в 1928 году было 15 тысяч человек.

После эмиграции Кирилл Владимирович и его жена поселились в Кобурге, где жил двоюродный брат великой княгини Виктории Фёдоровны герцог Карл Эдуард. Виктория Фёдоровна и Кирилл Владимирович жертвовали средства в начале 1920-х годов нацистской партии. Виктория Фёдоровна даже продала для этого свои фамильные драгоценности. Деньги нацистам передавались через русского генерала-эмигранта Василия Бискупского[11][12].

Находясь в эмиграции, Кирилл Владимирович много помогал безработным, заботился о русских беженцах. «Промысел Божий, престол государев, труд народный — вот те силы, которые приведут Россию снова к светлым дням. Не нужно уничтожать никаких учреждений, жизнью вызванных, но необходимо отвернуться от тех из них, которые оскверняют душу человеческую», — писал он. «Я неоднократно подтверждал, что вера моя в русский народ непоколебима, — говорил он в 1931 году. — Я всегда был убежден, что коммунизм изживет себя, и на его развалинах вырастут новые живые силы народа, которые и возьмут власть в свои руки… Эти силы выведут Россию на путь возрождения и создадут ей великое будущее. Моя задача и заключается в том, чтобы помочь выявлению этих русских народных сил».

Кирилл Владимирович скончался 12 октября 1938 года в одной из клиник Парижа. Родственники утверждали, что причиной его смерти стала болезнь ног — последствия ран, полученных при гибели «Петропавловска». Во французской прессе того времени сообщалось, что причиной смерти была длительная и мучительная подагра, связанная с весьма неумеренным употреблением алкоголя. Вместе со своей супругой Викторией Фёдоровной (урождённой принцессой Великобританской, Ирландской и Саксен-Кобург-Готской Викторией-Мелитой) он был похоронен в Кобурге (Германия) в родовой усыпальнице герцогов Саксен-Кобург-Готских. 7 марта 1995 года их останки были торжественно перезахоронены в Великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора Санкт-Петербурга.

Наследником «кирилловской» линии претендентов на главенство в Российском императорском доме стал его сын Владимир Кириллович, признанный в этом качестве большинством живших в то время членов дома Романовых. В отличие от отца, он не стал провозглашать себя Императором, а принял юридически равнозначный титул Главы Российского Императорского Дома.

Вопрос о праве на престол[ | код]

Права Кирилла (и, тем самым, его наследников) на императорский престол России неоднократно подвергались сомнению с чисто юридической точки зрения, причём, противоречивым образом, наиболее часто упоминавшийся его противниками при его жизни довод — участие в Февральской революции (что также является предметом споров), — имеет здесь «вес», пожалуй, наименьший (между прочим, в этом были повинны так или иначе все[источник не указан 2359 дней] великие князья, включая и тех, кто оспаривал впоследствии у Кирилла права главы императорского дома в изгнании).

Вопрос в применении к Кириллу и его потомству статей 183—185 российского Закона о престолонаследии:

« 183. На брак каждого лица Императорского Дома необходимо соизволение царствующего Императора, и брак, без соизволения сего совершенный, законным не признается.

184. По соизволению царствующего Императора, Члены Императорского Дома могут вступать в брак, как с особами православного исповедания, так и с иноверными.

185. Брак мужеского лица Императорского Дома, могущего иметь право на наследование Престола, с особою другой веры совершается не иначе, как по восприятии ею православного исповедания (ст. 62 Основных Государственных Законов).

»
Кирилл Владимирович и Виктория Фёдоровна с детьми Кирой и Владимиром, конец 1920-х

8 октября 1905 года Кирилл Владимирович вступил в брак со своей двоюродной сестрой — Викторией Мелитой, дочерью герцога Эдинбургского, разведённой супругой герцога Эрнста Гессен-Дармштадтского. На основании этого император Николай II намеревался лишить Кирилла всех прав члена императорской фамилии, включая права на наследование Престола, так как этот брак: не был разрешён Императором (ст. 183); невеста не собиралась принимать при заключении брака православной веры (ст. 185); данный близкородственный брак, заключаемый между двоюродным братом и сестрой, противоречил православным канонам[13] и не допускался гражданским правом Российской империи (ст. 186). Сохранившиеся архивные материалы обсуждения данного вопроса в Государственном совете указывают на то, что Николай решительно настаивал на лишении кузена прав престолонаследия, однако члены Государственного совета предлагали не объявлять этого решения публично, ибо очередь на престол, «по всему человеческому рассуждению, никогда до него не дойдёт», и никакого указа Николая II, лишающего великого князя Кирилла Владимировича прав на престол, истории не известно.

В ГАРФе хранятся архивные документы двух секретных совещаний 1906—1907 гг.[14], на которых Николаем II был поставлен вопрос о возможности лишения прав престолонаследия всего потомства Великого князя Кирилла Владимировича (из-за недопустимого брака, нарушившего фамильные, церковные и гражданские законы Империи)[15]. Тем не менее, в Придворном календаре, определявшем последовательность престолонаследия, по состоянию на 1917 год Великий князь Кирилл Владимирович упомянут третьим, сразу после цесаревича Алексея и Великого князя Михаила Александровича[16], поскольку в Придворном календаре упоминались и другие члены Династии, не имевшие прав престолонаследия (например, княжна Татьяна Константиновна, которая была вынуждена в 1911 г. подписать отречение от своих прав на престол из-за брака с князем Багратион-Мухранским, который был признан неравнородным).

15 июля 1907 года, после того, как Виктория приняла православие, Николай II признал брак Кирилла Владимировича именным указом, присвоил супруге Кирилла титул «Великой княгини Виктории Феодоровны», а родившейся от этого брака дочери Марии Кирилловне — титул княжны крови императорской. Характерно, что это решение было обосновано уважением к ходатайству отца Кирилла, дяди императора — Владимира Александровича. 14 апреля 1909 года Кириллу были возвращены все права члена императорской фамилии[17]

Противники прав Кирилла и «кирилловской» ветви на российский престол указывают прежде всего на то, что он был лишён последним царствовавшим императором этих прав в полном соответствии с действовавшим законодательством, и что восстановление его в правах члена императорской фамилии не сопровождалось эксплицитным восстановлением прав на престолонаследие, и его претензии на престол незаконны. Тем не менее, так как в императорском рескрипте от 15 июля 1907 года (о признании брака и пожаловании титула Великой Княгини Виктории Фёдоровне) и от 14 апреля 1909 года (о восстановлении в правах члена Императорского Дома) не говорится о каком-либо выборочном восстановлении в правах, следовательно, Великий Князь Кирилл был восстановлен во всех правах, включая право на престолонаследие, тем более, что никакого специального указа о лишении Кирилла прав на престол не было, и брак его был официально признан, как указано выше.

Нередко противниками кирилловской линии указывается[источник не указан 2923 дня] и на то, что вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, мать Николая II, не одобрила принятие титула Императора Всероссийского великим князем Кириллом в 1924 году, так как надеялась, что её сын и внуки ещё живы. Данный аргумент, в отличие от предыдущих, не имеет юридической силы.

Сторонники прав Кирилла утверждают, что всякий Член Императорской Фамилии ipso facto имел права на престол, следовательно, указы 1907 и 1909 годов восстановили Кирилла и в праве престолонаследия. Согласно этой точке зрения, то, что царствовавший император признал его брак, тем самым сняло все проблемы, связанные с законодательством.

Впрочем, сам Закон о престолонаследии и другие нормативные акты Российской империи в настоящее время не имеют юридической силы, и ни одна территория не находится под их юрисдикцией. Как не существует и самого престола в России.

Дети[ | код]

Награды[ | код]

российские:

иностранные:

Примечания[ | код]

  1. 1 2 3 Морской врач Я. И. Кефели // Порт-Артур. Воспоминания участников. — Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1955.
  2. Cyril (Grand Duke). My life in Russia’s service — then and now. London: Selwyn & Blount, 1939.
  3. Кто же не знает Марии Владимировны!. sovet.geraldika.ru. Проверено 8 февраля 2016.
  4. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 601. Оп. 1. Д. 2141. Л. 8.
  5. Именной высочайший указ Правительствующему Сенату 15 Июля 1907 года
  6. 1 2 3 4 5 6 Хрусталёв В. М. Великий князь Михаил Александрович. — М.: Вече, 2008. — С. 359. — 544 с. — (Царский дом). — 3000 экз. — ISBN 978-5-9533-3598-0.
  7. Александров С. А. Политическая история Зарубежной России
  8. Интервью А. Буховцева с Д. С. Лихачёвым. К вопросу о русском престолонаследии. // Панорама. № 3 (33). — 05.1992.
  9. И. А. Лобакова. Воспоминания о Д. С. Лихачёве.
  10. Назаров М. В. Кто наследник Российского Престола? — М.: Русская идея, 2004. — 3-е издание, исправленное и дополненное. — ISBN 5-98404-004-2.
  11. Русская болезнь
  12. Русская эмиграция в нацистской Германии // Передача радиостанции «Эхо Москвы».
  13. 54-е правило Шестого Вселенского Собора
  14. ГА РФ, ф. 601, оп. 1, д. 2141, лл. 8-15 об.; д. 2139, лл. 119—127 об.
  15. Назаров М. В. Кто наследник Российского престола? — М., 2004.
  16. Некрасов Г. Кто законный Наследник Российского престола?
  17. Хоран Б. П. Российское императорское престолонаследие.
  18. Michel et Béatrice Wattel, Les Grand’Croix de la Légion d’honneur — De 1805 à nos jours, titulaires français et étrangers, Archives et Culture, 2009, p. 520 (ISBN 9782350771359)
  19. Pedersen, Jørgen Riddere af Elefantordenen 1559—2009, Syddansk Universitetsforlag, 2009 (ISBN 978-87-7674-434-2)

Библиография[ | код]

Ссылки[ | код]