int(0)
Реклама


Зимрилим

Зимри-Лим
аккад. zi-im-ri-li-im
Табличка Зимри-Лима (Лувр)
Табличка Зимри-Лима (Лувр)
царь Мари
около 1774 — 1759 года до н. э.
Предшественник Ясмах-Адад
Преемник завоёвано Вавилоном

Род II династия Мари
Отец Яхдун-Лим
Супруга Шибту
Отношение к религии шумеро-аккадская мифология
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Зимри-Лим — правитель Мари приблизительно в 17741759 годах до н. э. Сам Зимри-Лим называл себя сыном Яхдун-Лима, но, возможно, он был его племянником, провозгласившим себя «сыном», то есть законным преемником, уже после восшествия на престол. Зимри-Лим происходил из аморейского племени бин-сим’ала.

Правление[ | код]

Возвращение трона Мари[ | код]

После захвата Мари Шамши-Ададом I Зимри-Лим бежал в царство Ямхад, враждебное Шамши-Ададу. Царь Ямхада Ярим-Лим I тепло принял его и даже выдал за него свою дочь Шибту. В Мари стал младший сын Шамши-Адада Ясмах-Адад. Смерть Шамши-Адада в 1775 году до н. э. стала началом периода великих смут. Уже в последние годы жизни Шамши-Адада мятежи то и дело вспыхивали в различных областях царства, но Шамши-Ададу и его сыновьям всегда удавалось их подавить. На этот раз ситуация оказалась крайне тяжёлой: все царства, некогда захваченные этим верхнемесопотамским царём, увидели подходящий момент для того, чтобы вернуть независимость. Претенденты на трон, большей частью находившиеся в изгнании, стали возвращаться в свои столицы. И первым был Зимри-Лим, который при поддержке своего тестя Ярим-Лима, сначала спустился по долине Евфрата и овладел Туттулем. Несколько месяцев спустя он вошёл в Мари, поспешно оставленный Ясмах-Ададом.

Размеры государства[ | код]

Хронология правления (как впрочем, и обстоятельства прихода к власти) Зимри-Лима известны нам плохо. В текстах встречается более трёх десятков датировочных формул Зимри-лима, но порядок их следования достоверно не установлен. Официальная переписка позволяет реконструировать ход некоторых событий, но постоянная нестабильность политической ситуации в Месопотамии того времени заставляет относится к попыткам упорядочить содержание писем с большой осторожностью.

Основную территорию государства Зимри-Лима составляли долины Среднего Евфрата и Хабура. На юге граница царства проходила близ города Хит. На севере государство, без сомнения, включало в себя область устья Белиха. Статус земель выше по течению Евфрата известен плохо; они либо входили в состав Мари и управлялись наместниками, либо представляли собой более или менее автономные государства. Экспансионная политика Зимри-Лима была направлена главным образом на покорение «Верхней страны», то есть северной Месопотамии, которая в этот период была разделена на множество мелких царств. Под контроль Мари перешёл по меньшей мере регион верховий Хабура, в то время носивший название Ида-Марац. Но политика Зимри-Лима предполагала скорее опеку над царьками «Верхней страны» или даже союзнические отношения с ними, нежели аннексию их владений: вероятно, на большее у Мари не хватило бы ресурсов. Такой подход к международным отношениям был тогда очень распространён. Союзы заключались и распадались в зависимости от обстоятельств и интересов текущего момента. Так, например, правитель Каркемиша Аплаханда был «вассалом» царя Шамши-Адада I, а его сын Ятар-амми, носивший в отличие от отца, семитское, «ханаанское», имя, был союзником Зимри-Лима.[1][2]

Легко представить, что в этих условиях процветали политические интриги, постоянно выливавшиеся в новые конфликты. Зимри-Лим упоминает об этом в письме к своему тестю, царю Халеба: «Я уже давно взошёл на трон, но всё время провожу в битвах и сражениях».

Мари и Вавилон[ | код]

Шамши-Адад I и вавилонский царь Хаммурапи были союзниками; известно, что они делили плоды совместных усилий, направленных на захват Рапикума и Малгиума. Поскольку Зимри-Лим был одним из первых, кто приложил руку к гибели наследия Шамши-Адада, отношения между вавилонским государем и новым царём Мари начались не на самом благоприятном фоне.

Хаммурапи и Зимри-Лим вступили в переговоры в конце первого года правления Зимри-Лима. Речь шла о том, чтобы урегулировать вопрос о Курде, довольно важном царстве, расположенном к югу от нагорья Джебель-Синджар. Один из претендентов на трон Курды находился тогда в Вавилоне. Зимри-Лим стремился помочь ему, обеспечив поддержку Хаммурапи. В соответствии с традицией, по которой от вновь воцарившегося правителя ожидалось особое почтение к старшим, давно правящим государям, Зимри-Лим в своём письме обращается к Хаммурапи как к «отцу», а себя именовал его «сыном». Но это была лишь мимолетная уступка: впоследствии Зимри-Лим всегда считал себя равным царю Вавилона и в соответствии с дипломатическими условностями той эпохи называл себя его «братом».

Борьба с кочевниками[ | код]

Государство Мари и соседние страны

Постоянную угрозу, которую не могли окончательно устранить никакие победы, представляли кочевники пустынных областей. Зимри-Лим похвалялся тем, что разгромил бинъяминитов в долине Хабура — одна из датировочных формул Зимри-Лима гласит: «Год, когда Зимри-Лим победил Бин-яминитов в Саггаратуме и убил их царей», но этот триумф дал лишь временную передышку. Борьба между кочевниками и оседлыми жителями никогда не прекращалась поскольку противоречия между ними коренились в самом образе жизни. На смену тем, кто покидал пустыню и оседал на земледельческих территориях, постоянно приходили новые племенные группы. Угроза не ослабевала ни на день. Не довольствуясь набегами на стада и разграблением деревень, кочевники дерзко нападали на торговые города и другие крупные поселения вдоль Евфрата. Контроль над пустыней и сдерживание кочевников были одним из главных направлений политики Зимри-Лима. Потеря бдительности привела бы к катастрофическим последствиям — ведь каждое вторжение кочевников неизбежно влекло за собой начало распада государства. Несмотря на принимаемые меры, безопасность царства находилась под постоянной угрозой. Иногда кочевники целиком захватывали сельскую местность и останавливались только перед стенами городов. В такие времена самому царю не советовали покидать столицу. Без сомнения борьба с подобными вторжениями отнимала у Зимри-Лима много ресурсов и подрывала экономику страны.[3]

Наименее управляемыми при Зимри-Лиме стали скотоводческие племена. Бин-яминиты не являлись ни на жатву в Терке, ни на другие работы; ханейцы, прежняя опора войска Шамши-Адада, вообще ушли из дворца, так как царь разрешил давать им за работу только по 100 сила (75 л) ячменя. Обитавшие прежде в Терке овцеводческие племена уходили к верховьям Хабура, уклоняясь от участия в трудовых повинностях и военных сборах. Зимри-Лиму нередко приходилось прибегать к неординарным мерам:

«Моему господину скажи, говорит Бахди-Лим, твой раб. В течение пяти дней после назначенного срока я ждал ханеев, а люди не собираются. Между тем ханеи из степи прибыли и находятся в поселениях. Один раз, два раза я написал в поселения; их созывали, а они не собрались. Прошло еще три дня, а они не собираются. Теперь, если мой господин пожелает, преступника в тюрьме пусть казнят, его голову отсекут и между поселениями, вплоть до Хутнум и Аппана, пронесут. После того как люди испугаются, они быстро соберутся ко мне и по спешному делу, о котором уведомил меня мой господин, они сразу же отправятся в поход».[4]

Письмо правителя города Мари Бахди-Лима Зимри-Лиму

Конец первого и начало второго года Зимри-Лима были отмечены тяжёлым внутренним конфликтом, имевшим этническую окраску. Зимри-Лим, принадлежавший к племени бинсимъалитов вступил в конфликт с бинъяминитскими вождями и одержал над ними победу. В долине Евфрата воцарился мир, а Зимри-Лим начал новый поход в верховья Хабура: сначала он захватил Кахат, а затем овладел Ашлаккой.

Мари и Эшнунна[ | код]

Вскоре после воцарения Зимри-Лима наметились трения между Эшнунной и Мари, так как встал вопрос о том, кому принадлежит область Сухум, располагавшаяся между Ханатом и Рапикумом. Царь Эшнунны полагал, что она по праву должна вернутся к нему, и предложил Зимри-Лиму возобновить союзное соглашение, которое существовало между Эшнунной и Мари в период правления его отца. Согласно его предложению, границу следовало зафиксировать в 90 км вниз по течению от Мари. Зимри-Лим отказался, отдав предпочтение связям с государствами Западной Сирии, в особенности с царём Ямхада Ярим-Лимом, который помог ему взойти на престол. С ним и был заключен политический альянс с соблюдением всех надлежащих формальностей. Мы не знаем, каким способом был урегулирован вопрос о статусе Хита и Рапикума, однако спустя три месяца весь регион был присоединён к царству Мари.


Сделанная Зимри-Лимом ставка на коалицию с Хаммурапи в исторической перспективе оказалась неверной. Победа эламитов нанесла бы решающий удар по Хаммурапи, не вызвав при этом ослабления могущества Мари, в то время как усиление царя Вавилона в конечном счёте повлекло за собой падение среднеевфратского царства.

Царь Мари всегда оставался верным союзником Вавилона и Халеба. Это диктовалось жизненной необходимостью: государство Зимри-Лима было связывающим звеном между Вавилонией и северной Сирией, и правителю приходилось сохранять добрые отношения с державами, контролировавшими конечные пункты великого торгового пути. В свою очередь, обе страны были заинтересованы в поддержании свободы торговли, при этом бремя её ведения возлагалось на евфратского союзника. Но как только Хаммурапи объединил Вавилонию под своей властью и почувствовал в себе силы единолично контролировать этот торговый путь, не делясь прибылью, ничто больше не удерживало его от нападения на Мари.

Дворец в Мари[ | код]

Дворец Зимри-Лима

Тем не менее тексты из Мари этого времени создают образ процветающего и сильного царства. Дворец Зимри-Лима обслуживался многочисленным персоналом, в состав которого входили, например, несколько десятков певиц. Из соседних стран в город постоянно прибывали путники, в том числе царские слуги, доставляющие отчёты от поставщиков Зимри-Лима при иноземных дворах. Инвентарные списки драгоценностей из дворцовых архивов свидетельствуют о богатстве царя, а другие отчётные документы регистрируют получение продовольствия и предметов роскоши. Последние обычно поступали от царей соседних стран, которым Зимри-Лим посылал ответные дары.

«Сцена инвеституры». Стенная роспись из дворца Мари. 19–18 вв. до н. э. Лувр (Париж).

Археологические свидетельства придают этой картине материальное содержание. В одном из писем царь Халеба сообщает Зимри-Лиму, что царь Угарита желает увидеть дворец Мари. Этот дворец действительно стал самым впечатляющим открытием при раскопках городища. Сохранившаяся часть колоссального строения включает более двухсот шестидесяти помещений, внутренних дворов и коридоров., образующих в плане форму трапеции; от другой части дворца не осталось никаких следов. Общая площадь строения превышала 2,5 гектара. Стены его имели до 5 метров в высоту. Отделка жилых комнат и некоторых приемных покоев соответствовала самым высоким стандартам дворцовой архитектуры той эпохи. К числу лучших произведений фресковой живописи относятся большие композиции центрального двора, ведущего в помещение с подиумом и тронную залу. В одной из сцен, которая дала название основной композиции, царь принимает инвестиции из рук богини Иштар, которая представлена в своей воинственной ипостаси. Роскошной отделке соответствовал комфорт жилых помещений. В тоже время дворец Мари был не только царской резиденцией, но и крупным административным центром со школой, где обучались писцы, архивами, складами и мастерскими. Во дворце был обнаружен архив клинописных документов на шумерском, аккадском и хурритском языках (около 20 тысяч табличек), в том числе ко времени Зимри-Лима относятся более 1500, из них 1200 — письма, около 300 — административно-хозяйственные документы. Архив Зимри-Лима служит источниковой базой для изучения экономической жизни, государственного устройства, военного дела Мари, а также дипломатии и межгосударственных отношений всего региона Передней Азии.

Трудно представить, чтобы такое здание было создано по замыслу одного человека. Более того, в плане дворца легко прослеживается отдельные этапы строительства. Последний из них пришёлся на правление Зимри-Лима, который оставил об этом свидетельство в виде кирпичей, на которых написано его имя.[5]

Источники богатства[ | код]

Зиккурат в Мари

Хозяин грандиозного дворца, вызывавшего восхищение современников, нуждался в значительных ресурсах, о чём свидетельствуют и документы того времени. Судя по отчётам провинциальных наместников, царь уделял много внимания сельскому хозяйству и ирригационным работам, от которых зависел урожай. Ценой упорных усилий жители царства сумели увеличить площадь земель, пригодных для возделывания. Но плодородие долин Евфрата и Хабура, прорезающих засушливое плато, не может служить достаточным объяснением процветания Мари.

Главный источник богатств Мари кроется в его географическом положении: город контролировал караванный путь, связывающий Персидский залив с Сирией и побережьем Средиземного моря. По этому пути в Вавилонию поступала древесина, камень и смолы из Ливана и с гор Амануса, вино и оливковое масло из Сирии. Другие товары доставлялись в Мари из ещё более отдалённых стран, вероятно, для перепродажи. Например, один документ сообщает, что Зимри-Лим послал в Вавилон для Хаммурапи какое-то изделие (возможно, отрез ткани), изготовленный на Крите. Напротив, кипрская медь, часто упоминающаяся в отчётных текстах, скорее всего, предназначалась для внутреннего использования. Город поддерживал тесные связи с такими средиземноморскими гаванями, как Угарит и Библ, а также с Палестиной: вавилонские посланники останавливались в Мари на обратном пути из Хацора, города в Галилее. Олово сначала импортировалось из Элама в Вавилонию, а затем через Мари попадало в Халеб, Катну, Каркемиш и Хацор.

Неудивительно, что у торговой палаты (карум) города Сиппара была фактория в столице Среднего Евфрата, лежащей на перекрёстке путей международной торговли. Многочисленные дворцовые склады и хранилища, где при раскопках были найдены ряды огромных сосудов, могут свидетельствовать о личном участии Зимри-Лима в этом прибыльном деле. Так или иначе, богатством своей сокровищницы царь Мари был обязан в том числе и доходам от международной торговли. Несмотря на конфликты между соперничавшими царствами, Передняя Азия в ту эпоху представляла собой пространство единой цивилизации. Между отдельными областями не было непреодолимых рубежей, и несмотря на временные ограничения, люди и товары постоянно перемещались от Персидского до Северной Сирии и от Элама до Средиземного моря.




Как союзник вавилонского царя Хаммурапи Зимри-Лим помогал последнему в его войне с Малгиумом, Эшнунной и Эламом (ок. 1764) и вместе с ним захватил Ларсу (ок. 1762). При Зимри-Лиме всё вернулось к норме, характерной для государств начала 2-го тыс. до н. э. Во всех начинаниях он координировался с органами общинного самоуправления и встречал, чаще пассивное, а иногда и активное сопротивление своих граждан. Города, видимо, рассматривали восстановление своих прав, как снятие с них обременительных обязанностей перед центральной властью. Администраторы царя были не в состоянии обеспечить ведомство публичных работ, и оросительная система оказалась в катастрофическом положении. Столица государства стала перед угрозой голода.


Между тем Ярим-Лим I, царь Ямхада и тесть Зимри-Лима, задержал по неясным причинам присылку в Мари зерна через город Эмар. В Мари начался голод. Хаммурапи предложил в качестве помощи 50 тыс. ослиных вьюков зерна, то есть около 4000 тонн; но, видимо, принятие этой «помощи» поставило бы Мари в зависимость от Вавилона, и Зимри-Лим отверг её. Поскольку «мирное» подчинение не удалось, Хаммурапи перешёл к военным действиям. Союзников у Мари не оказалось, кроме далекого Элама, который, вероятно, существенной помощи оказать не смог. Правда, Зимри-Лим смог собрать 30-тысячное войско, обладая лишь территорией по Среднему Евфрату (то есть в полтора раза больше воинов, чем выставил Шамши-Адад I в важнейшем своём походе на Ямхад, в котором к тому же должно было участвовать 6 тыс. войско Эшнунны). Но зато войско Зимри-Лима не было отборным, и на участие его в походе требовалось согласие народного собрания мобилизуемых общин.

В 1761 Хаммурапи разгромил Зимри-Лима и подчинил Мари. По-видимому, он оставил на престоле Мари Зимри-Лима, но уже только в качестве своего наместника. Но вскоре Зимри-Лим поднял мятеж против Хаммурапи, что заставило последнего вновь взять город Мари, срыть его стены и сжечь дворец Зимри-Лима (ок. 1759). Зимри-Лим был, вероятно, казнён.

Список датировочных формул Зимри-Лима[ | код]


II династия Мари (аморейская)
Pendant mask Mari Louvre AO19078.jpg
Предшественник:
Ясмах-Адад
царь Мари
ок. 17741759 до н. э.
(правил ок. 15 лет)
Babylonlion.JPG
Преемник:
захват Вавилоном

Примечания[ | код]

  1. История Ближнего Востока и Эгейского региона. Ок. 1800—1380 гг. до н. э. — С. 18—19.
  2. Боттеро Ж. и др. Ранние цивилизации Ближнего Востока. — С. 228.
  3. История Ближнего Востока и Эгейского региона. Ок. 1800—1380 гг. до н. э. — С. 20.
  4. Письма из архива Мари
  5. История Ближнего Востока и Эгейского региона. Ок. 1800—1380 гг. до н. э. — С. 20—21.


Ссылки[ | код]

Литература[ | код]

Реклама