Реклама


Дороти Дин

Дороти Дин
англ. Dorothy Dene
.mw-parser-output .ts-comment-commentedText{border-bottom:1px dotted;cursor:help}@media(hover:none){.mw-parser-output .ts-comment-commentedText:not(.rt-commentedText){border-bottom:0;cursor:auto}}Реджинальд Барбер Портрет юной девушки, известной как Дороти Дин, 1890
Реджинальд Барбер Портрет юной девушки, известной как Дороти Дин, 1890
Имя при рождении Ада Элис Пуллен
Дата рождения 1859(1859)
Место рождения Ламбет, Лондон, Британская империя
Дата смерти 27 декабря 1899(1899-12-27)
Место смерти Западный Кенсингтон (англ.), Лондон, Британская империя
Род деятельности натурщица, театральная актриса, фотомодель
Отец Авраам Пуллен
Мать Сара Пуллен (урожденная Игл)
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Дороти Дин (англ. Dorothy Dene) — сценический псевдоним, под которым получила широкую известность Ада Элис Пуллен (англ. Ada Alice Pullen, 1859, Ламбет, Лондон, Британская империя[1] — 27 декабря 1899 года, Западный Кенсингтон (англ.), Лондон, Британская империя) — британская натурщица, позировавшая в юности художникам Фредерику Лейтону, Луизе Старр Канциани (англ.), Джорджу Фредерику Уоттсу, Джону Эверетту Милле, крупным деятелям фотоискусства своего времени, актриса драматического театра[2]. По предположениям искусствоведов, Дороти Дин послужила прототипом для Элизы Дулитлл — персонажа пьесы Джорджа Бернарда Шоу «Пигмалион», позже адаптированной для мюзикла «Моя прекрасная леди»[3][4][5][6][7].

Судьбе Дороти Дин посвящён большой раздел в вышедшем в 2001 году в Великобритании справочнике, который содержит биографии артистов-моделей[8], взаимоотношениям натурщицы с Фредериком Лейтоном посвящены значительные разделы в его биографиях[9][10]. Она привлекла внимание таких крупных изданий как The Guardian[4], The Daily Telegraph[3], The Epoch Times (англ.)[6].

Содержание

Биография[ | код]

Долгое время считалось, что Ада Элис Пуллен родилась в районе Нью Кросс (англ.) (по другой версии, её местом рождения являлся лондонский район Клэпхэм[3]) в Лондоне в 1859 году в многодетной семье. Член Клэпхэмского краеведческого общества Дэвид Перкин в соответствии с архивными документами уточнил место рождения будущей модели и актрисы и назвал им лондонский боро Ламбет[11]. Ада Элис была вторым ребёнком из десяти детей инженера[3] (по другой версии, — механика[12], поэтому происходила из «рабочей семьи» — англ. «working-class family»[12]) Авраама Пуллена и его жены Сары, урождённой Игл[12][11]. Перкин установил, что Сара Игл приехала в Южный Лондон из небольшого города Дарема на северо-востоке Англии и поселилась в семье пролетарского происхождения (отец-столяр с двумя сыновьями, уже получившими образование в качестве инженеров) с перспективой вступления в выгодный брак. Семья её будущего мужа была относительно обеспеченной и, по меркам своего времени, респектабельной. После вступления в брак Авраам и Сара Пуллены несколько раз переезжали в пределах Ламбета, что было связано с быстрым расширением семьи. Рядом находился викторианский, построенный в 1850-х годах в стиле неоготики, храм, а при нём новая национальная школа, созданная англиканской церковью, где должны были получать образование дети Пулленов[11].

Из мемуаров Эмили Изабель Баррингтон (англ.) известно, что затем в семье Пулленов сложилась критическая ситуация[13]. В 1877 году родился десятый ребенок, Сэмюэл, но Сара Пуллен серьёзно повредила позвоночник и стала беспомощным инвалидом. В том же году её дочь Дороти, которой было 8 лет, умерла, а муж Авраам покинул семью и больше никогда в неё не вернулся. В 1881 году Сара Пуллен скончалась. Один из её сыновей Генри, которому в это время исполнилось бы 19 лет, больше не упоминается в документах[11]. Когда отец бросил семью, а мать серьёзно заболела, Ада Элис стала работать натурщицей для студийного кооператива в престижном административном округе Лондона Кенсингтоне[3], чтобы помочь старшему брату Томасу содержать младших детей[13][14]. Ада записала во время переписи 1881 года, что изучает изобразительное искусство, но, по предположению Перкина, она лишь училась смешивать краски и изучала основы перспективы в процессе работы моделью[11]. Эмили Баррингтон описывала её в своих мемуарах как «юную девушку с прекрасным белым лицом, одетую в глубокий чёрный цвет»[13][11]. Современники отмечали её «красивые карие глаза с длинными вьющимися ресницами, изящно выточенные черты и венец из светло-золотистых волос». В Театральном музее (англ.) в Лондоне находятся несколько её ранних фотографий, на которых Ада Элис застенчиво смотрит сквозь ресницы (в современной Англии такой взгляд называется взглядом принцессы Дианы)[11]. Австралийская газета позже с восторгом описывала внешность натурщицы:

«Мисс Дин — такой прекрасный образец греческой красоты, какой только можно найти в наши дни. Каждая линия её лица и фигуры в высшей степени классическая. Она немного выше среднего роста, у неё длинные, гибкие конечности и весьма выраженный бюст. Её волосы вьющиеся и золотые, а её блестящие глаза имеют фиолетовый оттенок. В дополнение ко всем этим чарам, она, как говорят, обладает самой красивой кожей среди женщин в Европе»

Идеал мастера. The Inquirer and Commercial News (англ.), 4 июня 1897, с. 14[15]

Во время одного из сеансов Ада Элис Пуллен познакомилась с художником Фредериком Лейтоном, к тому времени уже ставшим президентом Королевской академии художеств, офицером Ордена Почётного легиона и рыцарем-бакалавром, в его собственной роскошной студии в районе Холланд Парк (англ.), расположенном в Кенсингтоне, зимой 1879 года. Лейтону было 48 лет, а его натурщице — 20[12]. Девушку нашла Эмили Изабель Баррингтон, соседка и биограф Лейтона, которая увидела Аду Элис Пуллен входящей в студию художницы Луизы Старр Канциани, расположенную как раз напротив дома Лейтона. Эмили Баррингтон описала юную модель как «видение красоты» (англ. «a vision of beauty»), по её рекомендации Лейтон пригласил девушку позировать[13][12][Прим 1]. Отношения художника и его натурщицы быстро переросли в тесную личную дружбу и длительное творческое сотрудничество, по мнению британского исследователя истории театра, основанные, со стороны Лейтона, — на отцовском желании «защитить и на юную протеже», а, со стороны девушки, — «на глубокой привязанности, уважении и благодарности»[12]. Лейтон помог девушке изучить актёрское мастерство и начать сценическую карьеру, именно он придумал для неё псевдоним Дороти Дин[2].

Актёрская карьера Дороти пошла на убыль с середины 1890-х годов. Дороти Дин заболела перитонитом в 1898 году и умерла от него 27 января 1899 года[17] в спальне собственной квартиры в престижном лондонском районе Авонмор Гарденс[3]. Похоронена на кладбище Кенсал-Грин[18].

Театральная карьера[ | код]

Генри ван дер Вейде. Дороти Дин в роли Кассандры, 1886

Ада Элис Пуллен признавалась в том, что готовилась к театральной карьере с раннего возраста и рассчитывала на помощь Лейтона. Первоначальная реакция художника не была обнадеживающей: он указал, что у неё сильный акцент кокни[19][20]. Тем не менее, он Лейтон помог девушке изучить актёрское мастерство и начать сценическую карьеру: придумал для неё псевдоним Дороти Дин[2], организовал для неё занятия у миссис Даллас Джинн и миссис Чиппендейл, от которых она получила основательные знания в технике актёрской игры[19][21]. Латиноамериканский искусствовед Перес д'Орс утверждал, что ранние изображения Лейтоном Ады Элис уже предвещали её будущие театральные роли, которые в итоге сделали её знаменитой[6].

Её дебют на лондонской сцене состоялся в Театре принца Уэльского 22 июня 1885 года, когда она появилась в постановке костюмной пьесы Теодора де Банвиля «Грегуар» (в роли Луизы, главную роль исполнял молодой актёр Норман Форбс; Лейтон присутствовал с друзьями в зале во время представления и записал на следующий день: «Бедная Дороти была парализована вчера страхом, но я надеюсь, что умные люди учли это»[11]). В 1886 году Дороти Дин получила признание на лондонской сцене за роль Кассандры в постановке трагедии Эсхила[19][21] в новом переводе профессора Уэйра[11]. Только её газета The Daily Telegraph от 14 мая 1886 года отметила в спектакле, который подвергся резкой критике в британской прессе. Во время представления счастливый от её успеха «вездесущий сэр Фредерик Лейтон сиял, как своего рода возвышающийся над всеми гений классицизма», — отмечал корреспондент[22]. Газеты писали: «Молодая леди… не была ни в малейшей степени смущена, она, кроме того, показала в единственной своей декламационной сцене, что обладает значительным драматическим талантом», «Она вложила жизнь и силу в пленницу-пророчицу, отбросив в сторону современную манеру [актёрской игры], и показала нам трагедию, как следует поступать, и поэзию, как следует говорить. Восхищённая публика, освобождённая из тюремного заключения [скучного спектакля], вспыхнула, как школьники… Мисс Дороти Дин наэлектризовала её своим драматическим предупреждением»[11].

Успешное выступление позволило Дороти получить роли в спектаклях «Школа злословия (англ.)» Ричарда Бринсли Шеридана и «Благородный бродяга»[19]. Она также выступала в пьесах Уильяма Шекспира и Оскара Уайльда[3]. В 1890 году Дороти Дин даже выступила в театре «Глобус» в шекспировском «Сне в летнюю ночь» в роли Елены. Во время переписи 1891 года Дороти Дин указала своим родом занятий профессию актрисы, также поступила и её сестра Хетти. Две другие сестры, которые были моделями, указали себя как девушек без занятий[11]. Газета Los Angeles Herald в некрологе Дороти Дин упоминала успешные гастроли актрисы в США в 1892 и 1893 годах[21] (австралийская газета, напротив, сообщала об очень скромном успехе этих гастролей[15]).

Лейтон всячески (в том числе финансово) поддерживал актёрскую карьеру Дороти Дин[23], хвалил её выступления, побуждал друзей посещать её спектакли и лоббировал драматургов и продюсеров, предоставлявших ей роли. Тем не менее, несмотря на его влияние и поддержку, Дороти Дин была лишь умеренно успешной как актриса, её карьера завершилась менее чем за десятилетие после начала[19]. Эмили Баррингтон, хорошо знавшая Дин, писала: «К сожалению, Дороти, несмотря на драматический дар, упорство и интеллект, не хватало очарования на сцене»[24]. Лейтон в шутку называл её «маленький волчок» или, когда она носила большую шляпу, то — «гриб»[24].

Другое мнение о карьере Дин высказала американская газета Los Angeles Herald: «на момент её смерти она почиталась одной из самых популярных актрис в Англии»[21].

Личная жизнь[ | код]

Купание Психеи, до 1890

Различия в возрасте и социальном статусе между Лейтоном и его моделью, их тесное сотрудничество и дружба вызвали предположения о более интимном характере их отношений среди современников художника. Лейтон, однако, по словам автора биографического очерка в словаре-справочнике актрис-моделей, категорически отрицал слухи о каких-либо плотских связях с Дороти (той же точки зрения придерживается автор монографии о художнике, вышедшей в 2017 году, которая цитируя самого Лейтона, писала, что он находил среди сестёр Пуллен лишь «утешение»[25]). По её мнению, нет никаких документальных доказательств того, что они были любовниками[26]. Напротив, автор статьи в британской газете утверждала, что «Лейтон, несомненно, открыто появлялся в компании Дин и всячески поддерживал её», а когда начали распространяться слухи об их связи, то хотя Лейтон сам публично не отрицал обвинения, но примерно в это же время он писал своим сёстрам и просил их «опровергнуть эти слухи»[3] (об этом факте пишет Баррингтон в своих мемуарах[27]).

Современники отмечали щедрую натуру Фредерика Лейтона, но он не позволял никому проникать в свою личную жизнь. Как сказал один из его друзей художник Уильям Пауэлл Фрайт: «Я знаком с Лейтоном уже 30 лет и пока не знаю его»[3].

Кренея, 1880, частная коллекция

Дороти Дин переехала в квартиру в Авонмор-Гарденс в Западном Кенсингтонe (англ.), которая была расположена вблизи дома Лейтона. Интерьер её квартиры перекликался с мастерской Лейтона, что для современников означало непосредственное участие художника в её оформлении[3]. Дин была частым гостем в его доме, где у моделей была собственная лестница, ведущая в комнату, обогреваемую камином, там они снимали одежду и позировали художнику[4].

Британский искусствовед Филиппа Мартин, переводившая письма итальянского художника Джованни Коста (англ.), близкого друга Лейтона (некоторые историки искусства до последнего времени считали, что Лейтон был гомосексуалистом, — его друг Джованни Коста был единственным гостем, остававшимся у него на ночь, другие полагали, что художник был вообще равнодушен к сексу[4]), наткнулась на множество указаний на «жену» Лейтона. Коста писал другому английскому художнику, Джорджу Хоуарду, 9-му графу Карлайлу (англ.), что Лейтон был в Галерее Гросвенор, где он часто выставлялся в Лондоне, «без своей жены». В другом случае он сообщал, что должен был посетить Лейтона, но «его жена держит гостиную закрытой для нас». «Я думаю, что нам, в XXI веке, трудно понять, насколько серьёзной была проблема для члена Королевской академии, который общался с членами королевской семьи, чтобы иметь отношения с кем-то, кто вырос в бедности, у кого не было образования и сильный акцент кокни», — утверждала Мартин. «Конечно, он молчал [о близких отношениях с Дин]… но, по моему мнению, другого объяснения нет», — делала она вывод. В 80-е годы в прессе появились сообщения о том, что Лейтона «видели в [театральном] зале во время многих её выступлений громко аплодирующим». Американская и австралийская пресса напечатали репортаж лондонского корреспондента, в котором говорилось, что Лейтон «поклоняется почве, по которой она ступает» и «безумно влюблён». Филиппа Мартин предполагала её незаурядную смелость или некоторую наивность Дороти Дин по меркам Викторианской Англии: она позировала обнажённой, не была замужем, появлялась в общественных местах в сопровождении пожилого поклонника, который открыто протежировал ей[3].

Дороти Дин была знакома с драматургом Джорджем Бернардом Шоу, который, как полагают некоторые исследователи его творчества, использовал её отношения со своим другом Лейтоном в качестве сюжетной основы для пьесы «Пигмалион», позже адаптированной для мюзикла «Моя прекрасная леди»[3][4][5]. Британский исследователь театра Гаиль Маршалл называет Дороти Дин Галатеей Фредерика Лейтона[28]. В очерках «Наш театр», вышедших в 90-е годы, Шоу писал: «Я опоздал на Джульетту мисс Дороти Дин. Об этом я сильно пожалел. Мисс Дин была молодой актрисой, у которой не было красоты, столь распространённой на сцене и столь бесполезной, но был тот честный реализм, который так полезен для художников. Её речь показала необычные признаки вдумчивого расчёта. У неё была пластическая грация, она серьёзно относилась к себе и своей профессии, её выступления в главных ролях не были непопулярными. Загадка в том, что с ней стало? Студия немедленно вернула свою обожаемую модель? Она упала в пропасть богатого брака? Она требовала невозможных сроков? Или же менеджеры были упрямы в своём убеждении, что существует только один безопасный тип актрисы — женщина, у которой есть чувства, но нет мозгов»[11].

Дин присутствовала на смертном одре Лейтона в 1896 году[27][4]. Он оставил Дороти 5 000 фунтов стерлингов (встречается и цифра 3 000 фунтов[4]) по завещанию и ещё 5 000 фунтов стерлингов своим сёстрам, чтобы основать фонд Дин для поддержки её самой, а также её братьев и сестёр после смерти художника[3][17]. Это было намного больше, чем он оставил кому-либо ещё и составляло в переводе на 2014 год до 1 000 000 фунтов стерлингов[3]. Без влияния и защиты Лейтона положение Дороти Дин пошатнулось. Так, когда Дороти была помолвлена с Энтони Крейном, сыном иллюстратора Уолтера Крейна, то брак был запрещён родителями Крейна[17].

Дороти Дин — модель Федерика Лейтона[ | код]

Первые картины Лейтона с Адой Элис Пуллен[ | код]

Фредерик Лейтон. Автопортрет, 1880
Безмятежное блуждание в трансе трезвой мысли (этюд), 1884

Самые ранние картины Лейтона с Адой Элис Пуллен, «Виола» (англ. «Viola», 1881, местонахождение неизвестно), «Бьянка» (англ. «Bianca», 1881, Лейтон-хаус, Лондон, эта картина была приобретена у Лейтона Альбертом Эдуардом принцем Уэльским[29]) и «Безмятежное блуждание в трансе трезвой мысли» (англ. «Serenely Wandering in a Trance of Sober Thought», 1885, местонахождение неизвестно) были медитативными портретами. У модели были густые тёмные волосы, «прекрасное белое лицо» и «очень красивая шея» (искусствоведы отмечали, что художник восхищался красотой женского тела, но часто изображал насилие в его отношении, так шея «растягивалась, скручивалась и искривлялась» на его полотнах[30]), хотя её тело считалась несколько коротким по сравнению с головой, и она была довольно маленького роста. Это отсутствие пропорций, с точки зрения искусствоведа, может объяснить, почему Лейтон сначала не хотел использовать её в качестве модели для изображения в полный рост. Так Лейтон начал изображать свою модель в тонких драпировках и обнажённой только в середине 1880-х годов. Её появление в его «классических» картинах совпало с началом карьеры девушки как актрисы, и эти два события были тесно связаны[19].

Талант Дороти Дин заключался в её умении принять драматическую позу и передать сильные эмоции с помощью жестов и мимики. Это были те качества, которые сделали её моделью на картинах Лейтона. Она привнесла яркость в художественный мир живописца, оживила идеализированный мир мифа глубиной чувств и чувственностью, которые ранее отсутствовали в его работах. Лейтон изображал Дороти Дин в нескольких обличьях, в том числе в мрачной красоте и классическом обнажении, но ее театральные таланты наиболее эффективно использовались в работах, в которых она играла роль трагической героини. Например, в картине «Последние часы Геро» (англ. «The Last Watch of Hero») её выражение лица и поза блестяще отражают напряжённость и беспомощность героини, ожидающей возвращения любовника. В другом полотне — «Пленённая Андромаха», она представлена одиноко стоящей фигурой, её бледная кожа контрастирует с тёмным плащом, она застыла в неподвижной и медитативной позе, которая усиливает пафос сюжета и изоляцию героини от толпы вокруг нее. Лейтон часто признавал значимость натурщицы в своей работе, когда писал группу картин, представленных публике в 1887 году: «Я полностью обязан… доброте этой очень одарённой молодой актрисы мисс Дороти Дин»[26].

Ада Элис Пуллен — основная модель художника на рубеже 80-х и 90-х годов[ | код]

В 1880-х — начале 1890-х годов Ада Элис Пуллен появлялась на многих известных картинах Лейтона, таких как «Греческие девушки играют в мяч» (англ. «Greek Girls Playing at Ball», в образе девушки, которая ловит мяч[15]), «Персей и Андромеда (англ.)» (1891, холст, масло, 235 × 129,3 см, Художественная галерея Уолкера (англ.), WAG 129[31])[30], «Пленённая Андромаха» (англ. «Captive Andromache», 1886–1888, холст, масло, 197 × 406,5 см, Художественная галерея Манчестера, в группе детей слева художник изобразил также младшую сестру Дороти — Лену[32]), «Купание Психеи» (англ. «The Bath of Psyche», до 1890, холст, масло, 189,2 × 62,2 см, Галерея Тейт, Лондон, современники отмечали исключительную чувственность картины, идеальные формы натурщицы и «жемчужный цвет» её кожи[33]) и «Сад Гесперид» (англ. «The Garden of the Hesperides», 1892, 169 см в диаметре, находится в коллекции Художественной галереи Леди Левер (англ.) в Порт-Санлайте[34]). Её присутствие на картине часто ассоциировалась с глубокими и сильными чувствами, которые характеризуют поздние работы Лейтона[19].

Дороти Дин на поздних картинах художника[ | код]

Картина «Дух вершины» (англ. «The Spirit of the Summit», 1894, холст, масло, 198,1 × 101,6 см, Художественная галерея Окленда (англ.), Новая Зеландия) была показана на Летней выставке в Королевской академии вместе с четырьмя другими работами Лейтона, в центре которых находились женские персонажи. «Дух вершины» является произведением, посвящённым чистоте человеческого духа. Полотно, по мнению британского искусствоведа, свидетельствует о верности Лейтона идеалам искусства и красоты. Целомудренная и стройная фигура царственно сидит на снежной вершине горы, глядя на звездное небо, освещающее её белые одежды. Пейзаж основан на зарисовках, сделанных художником на горном курорте Церматте в кантоне Вале на юге Швейцарии осенью 1893 года. Картина была предсказана полотном австрийского живописца Морица фон Швинда и следует немецкой пантеистической традиции изображения природы в искусстве. Фигура Дороти Дин, позировавшей Лейтону, менее монументальна, чем на полотне Швинда. Она соответствует классическому идеалу красоты. Британский искусствовед Рассел Эш сравнивал её с персонажами опер Рихарда Вагнера[35].

Одним из самых ярких образов Дин был создан в последней картине Лейтона «Клития» (англ. «Clytie», 1895–1896, Дом-музей Лейтона (англ.)), которая представляет зрителю историю неразделенной любви нимфы к богу солнца Аполлону. Дин привнесла в эту историю страсть и чувственность. Она изображена на коленях, откинув голову назад и вытянув руки в позе, напоминающей о физической и эмоциональной боли, поклоняясь заходящему солнцу. Лейтон изменил цвет волос своей модели с тёмно-коричневого до насыщенного тёмно-рыжего, чтобы дополнить золотые тона пейзажа и преувеличил изгиб её верхней части тела и шеи, чтобы подчеркнуть ощущение тоски, воплощённое в фигуре. Эта работа, по мнению британского искусствоведа, заключает в себе глубокую личную веру Лейтона в силу красоты и искусства[26].

Дороти Дин на картине «Пылающий июнь»[ | код]

«Пылающий июнь» — одна из самых известных и широко воспроизводимых работ Лейтона[36]. Композиция картины «Пылающий июнь» (англ. «Flaming June», холст, масло, 120,6 × 120,6 см, 1895, Художественный музей города Понсе, Пуэрто-Рико) имеет форму круга на квадратном холсте. Искусствовед Сьюзан Грейс Галасси указывала, что тело натурщицы изображено в очень сложной позе, его положение предполагает энергию в состоянии покоя. Девушка спит, но тело её всё равно напряжено. Полупрозрачная драпировка, скрывающая тело модели, и её яркий оранжевый цвет делают его ещё более чувственным, чем полностью обнаженная скульптура Микеланджело «Ночь» в капелле Медичи и эротическая композиция «Леда и лебедь» неизвестного последователя Микеланджело, которые, возможно, вдохновили Лейтона на создание картины «Пылающий июнь». Перед мерцающим морем вблизи линии высокого горизонта лежит на парапете цветок олеандра, нависающий над головой женщины. Олеандр — ядовитый цветок, популярный у поэтов викторианской эпохи. У Лейтона было заболевание сердца, когда он писал «Пылающий июнь», — стенокардия. Некоторые искусствоведы предполагают, что олеандр указывает на знание Лейтона о своей неизбежной смерти. Другие предполагают, что это указывает на опасность обречённого увлечения мужчины недоступной или роковой женщиной. По словам Лейтона, «Пламенный июнь» был вдохновлен «случайным поведением утомлённой модели», — утверждали куратор европейского искусства в Художественного музея в Понсе Пабло Перес д'Орс[6] и автор книги о художнике Рассел Эш. Последний отмечал, что художник сознательно уменьшил все второстепенные элементы, чтобы зритель сосредоточился на одинокой фигуре, моделью для которой стала Дороти Дин[36].

Искусствовед Мартин Постл в 1996 году попытался опровергнуть считавшийся неоспоримым факт, что для картины позировала Дороти Дин. Он утверждал, что моделью для этой картины была Мэри Ллойд, дочь респектабельного сельского сквайра. Мартин Постл настаивал, что она больше похожа на девушку изображённую на полотне, свою же роль в его создании Мэри скрывала, так как работа натурщицы осуждалась общественным мнением этой эпохи. Отмечалось, что сама Мэри Ллойд в интервью Тhe Sunday Express в 1933 году, подробно рассказывая о своей карьере модели, не упоминала о картине «Пылающий июнь»[37].

Дороти Дин на картинах Федерика Лейтона

Сёстры Дороти Дин на картинах Фредерика Лейтона[ | код]

Images.png Внешние изображения
«Ненужные тревоги» Фредерика Лейтона
Image-silk.png Вид спереди
Image-silk.png Вид сзади

По словам Эмили Баррингтон, к моменту встречи с художником семья Дороти Дин находилась в «печальных обстоятельствах». Лейтон активно интересовался благополучием сестёр-сирот своей любимой натурщицы[13][19]. После смерти их матери художник стал считать девочек своими приёмными дочерьми[19][38]. Он нанял трёх сестер Дороти в качестве натурщиц. Эдит Элен (сёстры и младший брат, жившие с Дороти, также изменили свою фамилию на Дин) позировала для картины «Воспоминания» (англ. «Memories», 1883, холст, масло, 76,0 × 64,5 см, частная коллекция[39]), а Генриетта (Хетти) — для картин «Симотея-Волшебница» (англ. «Simothea the Sorceress») и «Прощание» (англ. «Farewell»). Элена (или, как её часто называли, «Лена»), младшая сестра, чаще всего появлялась на его полотнах. Лейтон был очарован её тонкими чертами лица и юностью. Лена заняла место другой модели-подростка, Конни Гилкрист, которая позировала для полотен «Урок музыки» (1877, Художественная галерея Гилдхолла (англ.), Лондон) и «Изучение манускрипта на подставке для чтения» (1877, масляная живопись по холсту, 63 х 72 см, Садли-хаус (англ.), Ливерпуль[40][1]) во второй половине 1870-х годов[41][20]. Лена появилась в серии сентиментальных жанровых картин с участием детей в 1880-х годах, в том числе «Поцелуй сестры» (англ. «Sister's Kiss»), «Котята» (англ. «Kittens», дата неизвестна, 119,4 × 78,8 см, частная коллекция) и «Свет гарема» (англ. «The Light of the Harem», около 1880, масло, холст, 152,4 × 83,8 см, частная коллекция, для этой картины также позировала Дороти Дин[42]), а также в бронзовой статуе «Ненужные тревоги» (англ. «Needless Alarms», 1886, 50,8 × 22,5 × 15,9 см, Галерея Тейт, N 05120), изображающей обнажённую девочку, напуганную лягушкой[20][19].

Лейтон выставил «Ненужные тревоги» в Королевской академии в 1886 году. Художнику-прерафаэлиту Джону Эверетту Милле понравилась статуэтка, и после окончания выставки Лейтон подарил её ему. Лейтон создал ещё одну статуэтку, которую сохранил в своей собственной коллекции. Бронзовая статуэтка изображает девочку, испуганно смотрящую через левое плечо на лягушку. Девочка с тревогой поднесла руки к груди, такая поза позволила Лейтону точно показать, с анатомической точки зрения, строение женского тела. Сотрудники Скульптурной галереи Боумана предположили, что моделью могла служить и Дороти Дин [43].

Сёстры Дороти Дин на картинах Федерика Лейтона

Дороти Дин и другие художники[ | код]

Фредерик Лейтон часто жаловался, что ему не удалось запечатлеть достойным образом черты лица своей любимой модели. Два портрета девушки, принадлежавшие художнику Джорджу Фредерику Уоттсу, воспринимались современниками гораздо лучше, чем портреты Лейтона[19]. В начале восьмидесятых Лейтон впервые начал выставлять собственные картины Дин в Королевской академии, поощряя своих друзей-художников использовать её в качестве модели. Джон Эверетт Милле и Джордж Фредерик Уоттс были только двумя из художников его непосредственного круга, которые попробовали свои силы в её изображении[3]. Так, Дороти позировала Уоттсу для картины «Хульдра» (англ. «Uldra», холст, масло, 66 × 53 см, Галерея Уоттса (англ.)). Она запечатлена в образе сверхъестественного существа древней скандинавской мифологии, которое можно увидеть сквозь туман и брызги у водопада[44].

Дороти Дин на картинах художников Викторианской эпохи

Дороти Дин на фотографиях и литографиях[ | код]

К концу 1880-х ее лицо Дороти Дин появилось в газетах, на сигаретных карточках и в розничной продаже в виде серии коллекционных фотографий[3]. Среди фотографов, запечатлевших девушку сотрудники студий личного фотографа королевы Виктории Уильяма Дауни W. & D. Downey (англ.) (NPG Ax16153) и Elliott & Fry (англ.) (NPG x193423), основанной в 1863 году Джозефом Джоном Эллиоттом и Кларенсом Эдмундом Фраем, в течение столетия занимавшейся фотографированием общественных, политических деятелей, учёных и деятелей искусства, английский художник и фотограф голландского происхождения, известный как пионер в использовании электрического света в фотографии, Генри Ван дер Вейде (англ.), Паоло Ломбарди (1827—1890, NPG x128419)[45].

Дороти Дин на фотографиях

Примечания[ | код]

Комментарии
  1. Существовала и другая, резко отличающаяся от этой, версия знакомства художника с его будущей моделью. В соответствии с ней, Лейтон задумал картину «Кимон и Ифигения (англ.)» (англ. «Cymon and Iphigenia», около 1884, холст, масло, 163 × 328 см, Художественная галерея Нового Южного Уэльса, инв. № 210.1976, картина была приобретена на выставке самой королевой Викторией, что, по мнению австралийских искусствоведов, стало началом его официального признания на родине и международной известности[16]). Он искал «по всему европейскому континенту подходящую модель», чтобы написать с неё спящую деву. После шести месяцев бесплодных поисков «он наткнулся на воплощение идеала своей души в столице своей родины». Он нашел модель, которую долго искал, за кулисами театра. Это была «мисс Дороти Дин, молодая актриса удивительной красоты, как по лицу, так и по фигуре». «Мисс Дин любезно согласилась позировать для него, и спустя восемь месяцев концепция прекрасной картины художника стала реальностью», — писала австралийская газета The Inquirer and Commercial News в июне 1897 года. При этом, та же газета писала, что в момент смерти Лейтона ему исполнилось 70 лет, тогда как Дороти было только 27 (в реальности разница в возрасте между ними была значительно меньше)[15].
Источники
  1. 1 2 Macdonald, 2001, с. 221.
  2. 1 2 3 Banham, 2001, с. 151.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Davies, 2014.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Kennedy, 2014.
  5. 1 2 Marshal, 1998, с. 216.
  6. 1 2 3 4 Fernandez, 2015.
  7. Ash, 1998, с. 8.
  8. Banham, 2001, с. 151—154.
  9. Barrington, 1906, с. 267—274.
  10. Hammerschlag, 2017, с. 122—123, 135—136, 141—142.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Perkin David.. Ada Alice Pullan (Dorothy Dene). (англ.). The Clapham Society (20 November 2001). Дата обращения 27 октября 2019.
  12. 1 2 3 4 5 6 Banham, 2001, с. 152.
  13. 1 2 3 4 5 Barrington, 1906, с. 267.
  14. Banham, 2001, с. 151—152.
  15. 1 2 3 4 The Inquirer and Commercial News, 1897, с. 14.
  16. AGNSW Handbook, 1999. Cymon and Iphigenia, 1884. Lord Frederic Leighton. (англ.). Art Gallery of New South Wales. Дата обращения 29 октября 2019.
  17. 1 2 3 Banham, 2001, с. 151, 154.
  18. Famous / Noteable residents of Kensal Green Cemetery. (англ.). Kensal Green Cemetery. Дата обращения 10 ноября 2019.
  19. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Banham, 2001, с. 153.
  20. 1 2 3 Barrington, 1906, с. 268.
  21. 1 2 3 4 Некролог, 1900, с. 13.
  22. Richards, 2009, с. 35—36.
  23. Harris, Scott, 2013, с. 271.
  24. 1 2 Barrington, 1906, с. 272.
  25. Hammerschlag, 2017, с. 122—123.
  26. 1 2 3 Banham, 2001, с. 154.
  27. 1 2 Barrington, 1906, с. 273.
  28. Marshal, 1998, с. 129.
  29. Ash, 1998, с. 8—9.
  30. 1 2 Hammerschlag, 2017, с. 136.
  31. Ash, 1998, с. Plate XXXII и комментарий.
  32. Ash, 1998, с. Plate XXVIII и комментарий.
  33. Ash, 1998, с. Plate XXX и комментарий.
  34. Ash, 1998, с. Plate XXXIV и комментарий.
  35. Ash, 1998, с. Plate XXXVII и комментарий.
  36. 1 2 Ash, 1998, с. Plate XXXVIII и комментарий.
  37. McKie, 1996.
  38. Harris, Scott, 2013, с. 107.
  39. Ash, 1998, с. Plate XXVI и комментарий.
  40. Lord Leighton (1830—1896). «Study; at a Reading Desk». (англ.). The Royal Borough of Kensington and Chelsea. Дата обращения 17 сентября 2019.
  41. Banham, 2001, с. 252.
  42. Ash, 1998, с. Plate XXIII и комментарий.
  43. Needless Alarms. Frederic Lord Leighton (English, 1830—1896). (англ.). Bowman Sculpture Gallery. Дата обращения 28 октября 2019.
  44. G F Watts. Uldra (англ.). National Art Collections Fund. Дата обращения 29 октября 2019.
  45. Dorothy Dene (Ada Alice Pullen) (1859—1899), Actress and artists' model. (англ.). National Portrait Gallery, St Martin's Place, London. Дата обращения 27 октября 2019.

Литература[ | код]

Источники
Научная и научно-популярная литература

Ссылки[ | код]

Реклама