Реклама


Вересаев, Викентий Викентьевич

Викентий Викентьевич Вересаев
Vikenty Vikentyevich Veresaev.jpg
B. B. Вересаев, 1913 г. Фото «Артистического заведения» А. Ф. Маркса, СПб
Имя при рождении Викентий Викентьевич Смидович
Псевдонимы Вересаев
Дата рождения 4 (16) января 1867
Место рождения Тула, Тульская губерния, Российская империя
Дата смерти 3 июня 1945(1945-06-03)[1] (78 лет)
Место смерти
Гражданство (подданство)
Род деятельности
Направление реализм
Жанр рассказ, повесть
Язык произведений русский
Премии Сталинская премия — 1943
Награды Орден Трудового Красного Знамени
Подпись Подпись
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе

Вике́нтий Вике́нтьевич Вереса́ев (настоящая фамилия — Смидо́вич; 4 (16) января 1867 года, Тула — 3 июня 1945 года, Москва) — русский писатель и переводчик, литературовед. Лауреат последней Пушкинской премии (1919) и Сталинской премии первой степени (1943).

Содержание

Биография[ | код]

Викентий Вересаев – студент Санкт-Петербургского университета.
Фотография, 1885 г.
Викентий Вересаев и Леонид Андреев, 1912 год

Отец — Викентий Игнатьевич Смидович (1835—1894), дворянин, был врачом, основателем Тульской городской больницы и санитарной комиссии, одним из создателей Общества тульских врачей. Мать организовала в своём доме первый в Туле детский сад.

Троюродным братом Викентия Вересаева был Пётр Смидович[2], а сам Вересаев приходится дальним родственником Натальи Фёдоровны Васильевой — матери генерал-лейтенанта В. Е. Васильева.

Семья проживала в Туле на улице Гоголевской в своём доме № 82, где сейчас располагается Дом-музей В. В. Вересаева.

Окончил Тульскую классическую гимназию (1884) и поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, который окончил в 1888 году.

В 1894 году окончил медицинский факультет Дерптского университета и приступил в Туле к медицинской деятельности. Скоро переехал в Петербург, где в 1896—1901 годах работал ординатором и заведующим библиотекой в Городской барачной в память С. П. Боткина больнице, а в 1903 году поселился в Москве.

В годы разочарований и пессимизма примыкает к литературному кружку легальных марксистов (П. Б. Струве, М. И. Туган-Барановский, П. П. Маслов, Неведомский, Калмыкова и другие), входит в литературный кружок «Среда» и сотрудничает в журналах: «Новое слово», «Начало», «Жизнь».

В 1904 году, во время русско-японской войны, его призывают на военную службу в качестве военврача, и он отправляется на поля далёкой Маньчжурии.

В 1910 году совершил поездку в Грецию, что привело к увлечению древнегреческой литературой на протяжении всей его дальнейшей жизни.

В Первую мировую войну служил в качестве военного врача. Послереволюционное время провёл в Крыму.

В 1921 году вернулся в Москву. В 1941 году эвакуировался в Тбилиси[3].

Умер 3 июня 1945 года и похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 2).

Литературная деятельность[ | код]

Викентий Вересаев увлекся литературой и начал писать в гимназические годы. Началом литературной деятельности Вересаева следует считать конец 1885 года, когда он помещает в «Модном журнале» стихотворение «Раздумье». Для этой первой публикации Вересаев выбрал псевдоним «В. Викентьев». Псевдоним «Вересаев» он избрал в 1892 году, подписав им очерки «Подземное царство» (1892), посвящённые труду и жизни донецких шахтёров.

Военврач полевого госпиталя Викентий Вересаев в действующей армии в годы русско-японской войны.
Фотография. Маньчжурия, 1904—1905 гг.

Писатель сложился на грани двух эпох: он начал писать, когда потерпели крушение и утратили свою обаятельную силу идеалы народничества, а в жизнь стало упорно внедряться марксистское мировоззрение, когда дворянско-крестьянской культуре была противопоставлена буржуазно-городская культура, когда город был противопоставлен деревне, а рабочие — крестьянству.

В автобиографии Вересаев пишет: «Пришли новые люди, бодрые и верящие. Отказавшись от надежд на крестьянство, они указали на быстро растущую и организующуюся силу в виде фабричного рабочего, приветствовали капитализм, создающий условия для развития этой новой силы. Кипела подпольная работа, шла агитация на фабриках и заводах, велись кружковые занятия с рабочими, ярко дебатировались вопросы тактики… Многих, кого не убеждала теория, убедила практика, в том числе и меня… Зимой 1885 года вспыхнула знаменитая Морозовская стачка ткачей, поразившая всех своей многочисленностью, выдержанностью и организованностью».

Творчество писателя этого времени — переход от 1880-х к 1900-м годам, от близости к социальному оптимизму Чехова к тому, что впоследствии выразил в «Несвоевременных мыслях» Максим Горький.

Викентий Вересаев (слева), поэт и художник Максимилиан Волошин (в центре) и художник-пейзажист Константин Богаевский.
Фотография. Крым, Коктебель, 1927 г.
Сергей Малютин. Портрет Викентия Вересаева. 1919 г.

В 1894 году была написана повесть «Без дороги». Автор даёт картину мучительных и страстных поисков молодым поколением (Наташа) смысла и путей жизни, обращается за разрешением «проклятых вопросов» к старшему поколению (врач Чеканов) и ждёт ясного, твёрдого ответа, а Чеканов бросает Наташе тяжёлые, как камни, слова: «Ведь у меня ничего нет. К чему мне честное и гордое миросозерцание, что оно мне даёт? Оно уже давно мертво». Чеканов не хочет признать, «что он безжизненно нем и холоден; однако обмануть себя он не в состоянии» и погибает.

В 1890-е годы в России создаются марксистские кружки, появляются «Критические заметки об экономическом развитии России» П. Б. Струве, выходит книга Г. В. Плеханова «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю», вспыхивает известная стачка ткачей в Петербурге, выходит марксистские периодические издания «Новое слово», потом «Начало» и «Жизнь».

В 1897 году Вересаев издаёт повесть «Поветрие». Наташа уже не томится «беспокойными исканиями», «она нашла дорогу и верит в жизнь», «от неё так и веет бодростью, энергией, счастьем». Повесть зарисовывает полосу, когда молодёжь в своих кружках набросилась на изучение марксизма и пошла с пропагандой идей социал-демократии в рабочие массы, — на заводы и фабрики.

Всероссийская известность к Вересаеву пришла после издания в 1901 году в журнале «Мир Божий» «Записок врача» — биографической художественно-документальной повести, описывающей «изнутри» проблематику, философию и этику врачебной профессии, взаимоотношений врача и общества[4]. «Врач — если он врач, а не чиновник врачебного дела — должен прежде всего бороться за устранение тех условий, которые делают его деятельность бессмысленной и бесплодной, он должен быть общественным деятелем в самом широком смысле слова». В 1903—1927 годах книга выдержала 11 переизданий.

Одна из глав книги посвящена медицинским экспериментам на людях, которые были в те годы далеки от современных этических стандартов. Не случайно Сталинскую премию писатель получил в 1943 году, в разгар борьбы с чудовищными экспериментами нацистов. Но всемирную известность эта работа получила только в 1972 году. Действительно, с годами актуальность позиции Вересаева возрастает, — если иметь в виду те научные исследования и те новые технологии, которые так или иначе воздействуют на здоровье, благополучие, достоинство, безопасность человека. Такие исследования в наше время проводятся далеко за рамками собственно медицинской и биомедицинской науки. В полемике с противниками Вересаев показал убожество сторонников права сильного на эксперименты якобы «в интересах общественного блага» над «бесполезными членами общества», «старухами-процентщицами», «идиотами» и «отсталыми и социально чуждыми элементами»[5].

К началу столетия развёртывается борьба между революционным и легальным марксизмом, между ортодоксами и ревизионистами, между «политиками» и «экономистами». В декабре 1900 года начинает выходить «Искра». Выходит «Освобождение» — орган либеральной оппозиции. Общество увлекается индивидуалистической философией Ф. Ницше, частью зачитывается кадетско-идеалистическим сборником «Проблемы идеализма».

Эти процессы нашли своё отображение в повести «На повороте», вышедшей в конце 1902 года. Героиня Варвара Васильевна не мирится с медленным и стихийным подъёмом рабочего движения, это её раздражает, хотя она и сознает: «я — ничто, если не захочу признать этого стихийного и его стихийности». Она не хочет чувствовать себя второстепенной, подчинённой силой, придатком к рабочему классу, каковым в своё время были народники по отношению к крестьянству. Правда, теоретически Варя остаётся прежней марксисткой, но мироощущение её надломилось, изменилось. Она глубоко страдает и, как человек большой, глубокой искренности и совести, кончает самоубийством, сознательно заразившись у постели больного. В Токареве психологический распад выражен сильнее, ярче. Он мечтает об изящной жене, усадьбе, уютном кабинете и «чтобы всё это покрывалось широким общественным делом» и не требовало больших жертв. В нём нет внутреннего мужества Вари, он философствует, что в учении Бернштейна «больше настоящего реалистического марксизма, чем в правоверном марксизме». Сергей — с налётом ницшеанства, он верит в пролетариат, «но он хочет прежде всего верить в себя». Он, как и Варя, гневно обрушивается на стихийность. Таня — полна энтузиазма, самоотверженности, она готова на борьбу со всем жаром своего молодого сердца.

Ближе к 1905 году общество и литературу охватил революционный романтизм и зазвучала песнь «безумству храбрых»; Вересаев не увлёкся «возвышающим обманом», он не побоялся «тьмы низких истин». Во имя жизни он дорожит истиной и без всякого романтизма рисует те пути и дороги, которыми шли различные слои общества.

Русско-японская война и 1905 год нашли отражение в рассказах и очерках, составивших сборник «На японской войне» (полностью опубликовано в 1928 году). После революции 1905 года началась переоценка ценностей. Многие из интеллигенции разочарованно отошли от революционной работы. Крайний индивидуализм, пессимизм, мистика и церковность, эротизм окрасили эти годы. В 1908 году, в дни торжества Санина и Передонова, выходит повесть «К жизни». Чердынцев, видный и деятельный социал-демократ, в момент распада, утратив ценность и смысл человеческого существования, страдает и ищет утешения в чувственном наслаждении, но все напрасно. Внутренняя сумятица проходит лишь в общении с природой и при связи с рабочими. Поставлен острый вопрос тех лет о взаимоотношениях интеллигенции и массы, «Я» и человечества вообще.

В 1922 году вышел роман «В тупике», в котором показано семейство Сартановых. Иван Иванович, учёный, демократ, вообще ничего не понимает в развернувшейся исторической драме; дочь его Катя, меньшевичка, не знает, что делать. Оба — по одну сторону баррикады. Другая дочь, Вера, и племянник Леонид — коммунисты, они — по другую сторону. Трагедия, столкновения, споры, беспомощность, тупик.

Вересаев пишет и о рабочих и крестьянах. В повести «Конец Андрея Ивановича», в очерке «На мёртвой дороге» и в ряде других произведений писатель изображает рабочего.

В очерке «Лизар» рисуется заносчивая глупость извозчика выступающего за ограничение рождаемости. Этой теме посвящено ещё несколько очерков.

Большой интерес представляет работа о Ф. М. Достоевском, Л. Н. Толстом и Ницше, озаглавленная «Живая жизнь» (две части)[6]. Это теоретическое оправдание повести «К жизни»; здесь автор вместе с Толстым проповедует: «Жизнь человечества — это не тёмная яма, из которой оно выберется в отдалённом будущем. Это светлая, солнечная дорога, поднимающаяся все выше и выше к источнику жизни, света и целостного общения с миром!..» «Не прочь от жизни, а в жизнь, — в самую глубь её, в самые недра». Единство с целым, связь с миром и людьми, любовь — вот основа жизни.

За первые годы после Октябрьской революции 1917 года вышли работы Вересаева:

В 1928—1929 годах опубликовал в 12 томах полное собрание своих сочинений и переводов. В том 10 вошли переводы с древнегреческого эллинских поэтов (исключая Гомера), в том числе «Работы и дни» и «Теогония» Гесиода, неоднократно затем переиздававшиеся.

По манере письма Вересаев — реалист. Что особенно ценно в творчестве писателя, — это его глубокая правдивость в отображении среды, лиц, а также любовь ко всем, мятежно ищущим разрешения «вечных вопросов» с позиции любви и правды. Его герои даны не столько в процессе борьбы, работы, сколько в поисках путей жизни.

Могила Вересаева на Новодевичьем кладбище Москвы.

Произведения[ | код]

Романы[ | код]

Драмы[ | код]

Повести[ | код]

Рассказы[ | код]

Литературоведение[ | код]

Документальные[ | код]

Воспоминания[ | код]

Награды[ | код]

Память о Вересаеве[ | код]

В 1958 году в Туле был установлен памятник писателю, а в 1992 году был открыт музей Вересаева[7]. Больница в Москве (бывшая 81) носит имя В.В. Вересаева. В январе 2017 года, в честь 150-летнего юбилея В.В.Вересаева, ГП "Почта Донбасса" (ДНР) ввела в обращение художественную почтовую марку «Вересаев Викентий Викентьевич 1867 – 1945»[8].

Вересаев в топонимике[ | код]

Библиография[ | код]

Литература[ | код]

Примечания[ | код]

  1. 1 2 Вересаев Викентий Викентьевич // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  2. Их дедушки — соответственно, Викентий Михайлович (дед П. Г. Смидовича) и Игнатий Михайлович (дед В. В. Вересаева) — были родными братьями.
  3. 1 2 Головин В. Викентий Вересаев в Тбилиси. журнал «Русский клуб».
  4. Бородина М.А. «Записки врача» В. В. Вересаева как настольная книга начинающего доктора // Омский научный вестник. — 2008. — Вып. 1(68). — С. 73—77.
  5. Б. Г. Юдин. Человек в медицинском эксперименте: перечитывая В. В. Вересаева. // Вопросы истории естествознания и техники. № 4, 2001
  6. В. В. Вересаев. Живая жизнь — 1-я часть «О Достоевском и Льве Толстом», 1910; 2-я часть «Аполлон и Дионис. (О Ницше)», 1914
  7. Памятнику Вересаева в Туле 50 лет, Комсомольская правда (11 апреля 2008).
  8. [1]

Ссылки[ | код]

Реклама