Реклама


Белгородско-Харьковская операция

Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция «Румянцев»
Основной конфликт: Курская битва
Bundesarchiv Bild 101I-704-0129-08, Russland-Süd (Charkow-), Panzer VI (Tiger I).jpg
Дата 3-23 августа 1943
Место Белгородская, Харьковская , Сумская, Полтавская области.
Итог Победа СССР
Освобождение Белгорода и Харькова; окончательный разгром группировки войск противника; создание условий для освобождения Левобережной Украины
Противники

 СССР

Нацистская Германия Нацистская Германия

Командующие

Союз Советских Социалистических Республик Н. Ф. Ватутин
Союз Советских Социалистических Республик И. С. Конев

Нацистская Германия Эрих фон Манштейн

Силы сторон

Воронежский и Степной фронты, 57-я армия Юго-Западного фронта: свыше 980 тыс. человек, свыше 12 тыс. орудий и миномётов, около 2400 танков и САУ, 1300 самолётов[1]

Группа «Кемпф» и 4-я танковая армия: по советским данным — около 300 тыс. человек, свыше 3 тыс. орудий и миномётов, около 600 танков и свыше 1000 самолётов; по немецким данным: 200 000 человек и 210 танков[2].

Потери

1.08.—23.08.43: безвозвратно 43 282,
ранено 134 304,
всего 177 586[3]

4 танковая и АГ «Кемпф» в период 1.08.—31.08.43: убито 10 154,
ранено 32 326,
без вести 9244,
всего 51 724[4].

Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Герб Харькова
История Харькова
XVII—XVIII века
XIX — начало XX веков
В годы Гражданской войны
В годы Великой Отечественной войны
Харьков в советское время
История культуры
Военная история
История транспорта
Известные харьковчане

Белгородско-Харьковская стратегическая наступательная операция «Румянцев» (также известная как «Полководец Румянцев», Белгородско-Харьковская операция 1943[5][Прим. 1]) — заключительная операция Курской битвы, проводилась с 3 по 23 августа 1943 года с целью нанесения поражения белгородско-харьковской группировке вермахта, освобождения Харьковского промышленного района, создания предпосылок для окончательного освобождения Левобережной Украины. Операция осуществлялась силами Воронежского и Степного фронтов. Кодовое название — «Полководец Румянцев».

Оперативная ситуация. Стратегические решения[ | код]

К концу июля 1943 года противник был вынужден ослабить белгородско-харьковскую группировку, перебросить часть танковых дивизий в Донбасс на юг, а часть на север, где на северном фасе Курской дуги успешно развивалась операция Кутузов.

Такая система последовательных ударов заставляла противника перебрасывать резервы с одного участка на другой и распылять силы. Для советской военной науки этот прием станет классическим. Его наивысшее проявление − знаменитые Десять сталинских ударов.
В европейской военной мысли этот прием приписывается маршалу Франции Фошу в его знаменитом наступлении 1918 года. Впрочем, в войнах XX века первооткрывателями этой системы стали японцы в русско-японской войне, растащившие армию Куропаткина на боевые группы.

Ставка ВГК приняла решение о проведении операции на сокрушение. Операция на окружение требовала большего времени на проведение, что позволяло противнику создать деблокирующую группу и навязать тяжелые бои на внешнем фронте. Даже в успешной Сталинградской битве целостность кольца с трудом удалось сохранить, а окруженная группировка Паулюса сопротивлялась более 2 месяцев. К проведению крупных операций на окружение Ставка вернётся лишь зимой 1944 года (см. Корсунь-Шевченковская битва). Окружение Харькова с его развитой аэродромной и дорожной сетью могло стать ошибкой, хотя И. С. Конев трижды отдавал приказ на окружение города.[6] При штурме Харькова Конев не смог перерезать два пути отхода из города (по которым немцы отступили в ночь с 22 на 23 августа).[6] Группировку, по послевоенным воспоминаниям Конева, затем планировалось добить в открытом поле.

Хронология событий. Главные особенности операции[ | код]

Целями Белгородско-Харьковской стратегической наступательной операции были избраны расчленение и уничтожение группировки противника до того момента, когда он сможет её усилить, вернув выведенные на другие направления танковые дивизии или подтянув резервы. Соответственно, операция планировалась по двум направлениям:

В результате, несмотря на ограниченность масштабов (ширина фронта 200 км, глубина 120 км) и скоротечность (20 дней), операция получилась очень динамичной и насыщенной. В рамках Белгородско-Харьковской стратегической наступательной операции были проведены ряд самостоятельных фронтовых операций:

Группировка советских войск на 1 августа 1943 г. и её усиление[ | код]

Воронежский фронт[ | код]

5-я гвардейская армия,
32 гв. ск (13, 66 и 97 гв. сд), 33 гв. ск (42 и 95 гв. сд, 9гв. вдд), бгв. вдд 6-я гвардейская армия ,
27-я армия
40-я армия.
1-я гвардейская танковая армия

1-я ТА после тяжелейших оборонительных боев имела 562 танка(из которых 542 боеготовых) и 27 САУ.
5-я гвардейская танковая армия.

5 гв ТА было по списку 543 танка Т-34 и Т-70, 2 КВ-1С, 45 САУ (СУ-76, СУ-122, СУ-152) — по САУ учтены самоходки 29 тк и 5 гв мк (полков, входивших в их состав), 1549 сап и приданного армии 1529 сап. всего — 590 танков и САУ).

38-я армия
2-я воздушная армия

Степной фронт[ | код]

Командующий Степным фронтом генерал-полковник И. С. Конев. Август. 1943

Бронетанковые и механизированные части фронта:

7 гв А: 27 гв.тбр (40 Т-34, 5 Т-70), 201 тбр (8 Mk.II, 17 Mk.III, 9 T-34, 1 СУ-122), 167 (31 Т-34, 1 Т-70) и 262 (11 КВ, 5 Т-34, 5 Т-70, 2 Т-60) отп — 1348 САП (2 СУ-122, 2 СУ-76).

69A: 96 тбр — 48 (29 T-34 19 T-70).

53A: 1 мехкорпус (213 танков), 34, 35 (7 Mk.II «Матильда», 30 Mk.III «Валентайн») и 148 отп (33 T-34, 7 T-70). 1548 САП (1 КВ-1с, 12 СУ-152).

Фронтовой резерв: 61 гв. отп. 21 КВ-1с. (с 31 июля 1943 года передан 53 А, с 3 августа в усилении 252 сд).

Резерв Ставки[ | код]

4-я гвардейская армия. 47-я армия (СССР)

4 гвардейская армия усиливалась 3 гв. тк, имевшим на вооружении Т-34 130, Т-70 63.

47 армия усиливалась 3 гв. мк (Т-34 164, Т-70 49).

Пополнение и переброска войск[ | код]

В течение десятидневной паузы войска пополнились личным составом, боевой техникой, боекомплектом, продовольствием, горючим. В полосу Воронежского фронта был переброшен с Брянского фронта 7-й артиллерийский корпус прорыва, в полосу Степного фронта — 16-я артиллерийская дивизия прорыва РВГК. Поскольку Степной фронт включал в себя соединения, ранее входившие в Воронежский фронт и понесшие потери в оборонительной фазе, командующий Степным фронтом И. Конев запросил для пополнения частей подкрепление в виде 35 тыс. человек и 335 танков (200 — Т-34, 100 — Т-70 и 35 — КВ-1). Усиливалась авиационная группировка. 2-й воздушной армии были переданы 5-й штурмовой авиационный корпус и 10-й истребительный авиационный корпус. В ходе операции дополнительно введены управления 4-й гвардейской, 47-й и 57-й армий, танковый и механизированный корпуса, 19 дивизий и 2 бригады.

Немецкая группировка и её пополнение[ | код]

4 танковая армия и 8 полевая армия оборонялись после окончания Цитадели. 4 танковая армия включала 52 армейский и 48 танковый корпуса. 8 армия включала 11 и 42 армейские корпуса. Части группы армий Юг в июльских боях понесли тяжелые потери — 81080 человек личного состава. Пополнение составило: 30 офицеров, 1662 младшего командного состава и 18075 рядового состава.NARA-T313 R376[уточнить]

14 пехотных дивизий (известны 10):
Белгород: 198-я пехотная дивизия.
Харьков: 39-я пехотная дивизия

От Белгорода вниз по Северскому Донцу:
320-я пехотная дивизия
106-я пехотная дивизия
282-я пехотная дивизия

Между Белгородом и Ворсклой:
167-я пехотная дивизия
168-я пехотная дивизия — томаровский котел.
57-я пехотная дивизия
255-я пехотная дивизия
332-я пехотная дивизия

4 танковых дивизии в оперативном резерве.
6-я танковая дивизия,
11-я танковая дивизия,
19-я танковая дивизия были введены в бой в первый день боев.
Две последних погибли в томаровском котле.
7-я танковая дивизия задействована на сумском направлении.

С 4 августа из 1 танковой армии перебрасываются
5-я моторизованная дивизия СС «Викинг» и управление III PzKorps в район севернее Харькова. Из 6 Армии управление XXIV PzKorps в район Ахтырки.

С участка Брянского фронта перебрасывается Дивизия «Великая Германия»,
а также с Миуса
2-я моторизованная дивизия СС «Рейх»,
3-я моторизованная дивизия СС «Мёртвая голова»
и 3-я танковая дивизия.

К 18 августа в районе Полтавы:
34-я пехотная дивизия
223-я пехотная дивизия
355-я пехотная дивизия

Планы сторон[ | код]

Советское командование планировало частью своих сил (войсками смежных крыльев Воронежского и Степного фронтов) нанести удар по врагу из района северо-западнее Белгорода в направлении на Богодухов, Валки (Харьковская область), Новую Водолагу, при этом раскалывая немецкую группировку войск на части, после чего предполагалось перекрыть путь отхода от Харькова на запад и юго-запад. Второй удар предполагался силами 27-й, 40-й армии и тремя танковыми корпусами на Ахтырку с целью изолировать Харьков от резервов противника для помощи главным силам. Расстояние до Центрального фронта прикрывалось 38-й армией. 57-я армия Юго-Западного фронта наступала к югу от Харькова, чтобы не дать противнику уйти. Планировалось провести операцию в 2 этапа: на первом — провести наступление севернее, восточнее и южнее Харькова, а на втором — освободить сам Харьков.

Ход операции[ | код]

Освобождение Белгородчины[ | код]

Подробнее по этой теме см.: Белгородско-Богодуховская наступательная операция[en]

3 августа Красная Армия начала наступление. Войска Воронежского фронта форсировали Ворсклу, после чего генерал Ватутин отдал приказ о введении в бой главных сил 1-й и 5-й гвардейской танковых армий. К исходу дня войска 6-й гвардейской армии подошли к Томаровке, а соединения 5-й гвардейской танковой армии продвинулись на 26 километров и вышли в район Добрая воля. К 9-ти утра 4 августа передовые отряды этой армии вышли к Бессоновке и Орловке. Но затем армия была более чем на 48 часов остановлена переброшенными сюда 6-й танковой дивизией вермахта и несколькими Тиграми 503 ттб, которые заняли вторую оборонительную полосу (хотя по плану предполагалось уже 5-го августа выйти западнее Харькова и занять Люботин). Уже в первые часы наступления командование 4 ТА рейха решилось на контрудар 19 и 6 танковыми дивизиями по сходящимся направлениям, с задачей срезать остриё советского наступления. Удар советского наступления попал на 167 пд, часть её попала в дальнейшем в XI AK Рауса, а часть к 19 PzDiv. В результате чего 19 PzDiv с 52 PzAbt (под командованием майора Сиверса) попала в Томаровско-Борисовский котел. 52 PzAbt имел в наличии 27 Пантер на ходу и 109 в ремонте (впоследствии 72 из них были взорваны в результате затруднений в эвакуации). Из 27 только 16 машин вышли на позиции ГД под Ахтыркой 9 августа: 9 из них считались пригодными для ведения боевых действий.

5 августа завязались бои за Белгород. Войска 69-й армии входили в город с севера. Форсировав Северский Донец, войска 7-й гвардейской армии вышли к восточным окраинам города, а с запада Белгород блокировали соединения 1-го механизированного корпуса. В итоге к 18 часам Белгород был полностью очищен от немецких войск, в качестве трофеев было захвачено много немецкой техники и боеприпасов. Пригородные слободы Пушкарная и Супруновка были заняты лишь утром 6 августа. В боях за Белгород оборонявшиеся немцы потеряли 3200 солдат и офицеров[7]

При обороне Томаровки противник пытался отразить нападение путём штурма позиций наступающих войск своими группами по 20-40 танков при поддержке штурмовых орудий и мотопехоты. Однако к утру 6 августа томаровский узел сопротивления противника был очищен от войск неприятеля; также удалось освободить станцию Хотмыжск. Советские войска продвинулись на 30-50 километров, создавая угрозу окружения неприятеля.

В ночь на 7 августа советскими войсками был атакован немецкий узел сопротивления в Борисовке. Вечером того же дня был взят Грайворон. Согласно сведениям разведки, в район Борисовки выдвигалась крупная колонна немецкой техники, после чего начальником артиллерии 27-й армии был отдал приказ атаковать колонну всеми имеющимися средствами. В артобстреле сил противника было задействовано 30 крупнокалиберных пушек (от 76 до 152 мм), а также 20 реактивных миномётов. По мере разворачивания артиллерии в боевые порядки в артобстрел включалось всё больше орудий. В общей сложности в районе Борисовки немцы потеряли убитыми 5 тыс. солдат и офицеров[8], включая генерал-лейтенанта Густава Шмидта.

Немецкий контрудар под Богодуховом[ | код]

Переброской четырёх танковых дивизий из Донбасса немецкое командование безуспешно пыталось остановить наступление советских войск. Начавшие 11 августа наступление 40-я и 27-я армии в тот же день уже перерезали железную дорогу Харьков-Полтава (являвшуюся путём отступления Харьковской группировки вермахта), а войска Степного фронта подошли на расстояние 8-11 километров к Харьковскому оборонительному обводу. Боясь окружения, немцы с 11 августа по 17 августа наносили контрудары по развивавшей удар советской 1-й танковой армии в районе южнее Богодухова силами спешно собранной группировки (в состав которой входили силы 3-й дивизии и части дивизий СС «Мёртвая голова», «Рейх» и «Викинг»). Этот удар немецких сил существенно замедлил темп наступления не только Воронежского, но и Степного фронта, так как пришлось задействовать часть наступающих сил для образования оперативного резерва. На Валковском направлении, южнее Богодухова, немцы постоянно предпринимали попытки контратаковать наступающие войска ударами своих танковых и мотопехотных подразделений, но решающего успеха не достигли. Так как 1-я танковая армия насчитывала на тот момент 134 танка (из положенных 600), Н. Ф. Ватутиным было принято решение атаковать противника силами 5-й гвардейской танковой армии, имеющей 113 танков. Когда немецким войскам удалось вклиниться между 1-й танковой и 5-й гв. танковой армиями, было принято решение ввести в бой 6-ю гвардейскую армию. К 15 августа немцам удалось прорвать оборону наступающих войск на флангах и выйти в тыл 6-й гвардейской армии, что привело к необходимости её отхода на север, на расстояние 10-20 километров[9], однако продолжение наступления советских войск на Харьков свело и этот незначительный успех к нулю, вскоре вынудив противника отводить свои ударные группировки на юг[10].

Битва за Харьков[ | код]

«Да здравствует боевой союз народов СССР, Англии и США!», — вывеска в Харькове, вскоре после вступления в город Красной Армии.

13 августа соединения 53-й, 57-й, 69-й и 7-й гвардейской армий прорвали внешний оборонительный обвод Харькова.

16 августа 1943 года для освобождения Харькова от немецкой оккупации командующий Степным фронтом И. С. Конев поставил задачу Пятой гвардейской танковой армии[11] (командир Павел Ротмистров), при поддержке 53-й армии[12], находившимся в тот момент в Дергачёвском районе, окружить немецкую Харьковскую группировку с юго-запада: ударом через Гавриловку-Коротич-Рай-Еленовку на Покотиловку[13] соединиться с наступавшей с востока с ХТЗ через Хролы-Безлюдовку-Хорошево 57-й армией[14] в районе Высокий-Карачёвка-Бабаи,[13] замкнув большое кольцо.

Одновременно 69-я армия с севера из района Малая Даниловка-Чайковка-Лозовенька должна была наносить удар на хутор Савченко-Залютин Яр-Гуки-Липовую Рощу[15] с целью перерезать с запада обе железные и обе шоссейные дороги (Харьков-Сумы и Харьков-Полтава), соединявшие Харьковскую группировку немцев с основными силами, и, возможно, соединиться в Ледном с наступавшей с северо-востока из района Кутузовки через Кулиничи-Основу-Жихарь 7-й гвардейской армией[16] (малое кольцо окружения).

Окружение осуществить не удалось: 7-я армия не освободила в намеченный срок Основу,[17] а 5-я танковая, потеряв несколько сотен[17] танков, до 29 августа[6] не смогла освободить т. н. «ключ к Харькову»[17] Коротич (за который разгорелись основные бои[17]) и где по высотам от Песочина до Люботина проходила обращённая на север немецкая оборона.

17 августа начались бои на северных окраинах города, при этом наступающие на город войска несли большие потери (в некоторых полках 7-й гвардейской армии насчитывалось не более 600 человек). 18 августа войска 53-й армии начали бои за сильно укрепленный лесной массив на северо-западной окраине города (между Дергачами, Пересечной и Подворками); бои велись с наступлением темноты. 19 августа, с выходом на позиции советской артиллерии, немцы из лесного массива были выбиты. 20 августа советские войска вышли к северному берегу реки Уды в районе Пересечная-Гавриловка.[17] К 21 августа 1943 года части 53-й армии СССР освободили в Гавриловке и Солоницевке выгодные позиции для нанесения ударов по западным и северо-западным окраинам оккупированного Харькова и его окружения.[18]

21 августа был оборудован над Гавриловкой командный наблюдательный пункт командующего 53-й армией и Степным фронтом на высоте 194,2 (197,3 м),[17] впоследствии известный как высота маршала Конева, откуда 22.08. был отдан приказ о ночном штурме Харькова.

18 августа немцы нанесли второй контрудар — севернее Ахтырки, во фланг 27-й армии силами танковой и моторизованной дивизий (в группировке немецких войск было 16 тыс. солдат, 400 танков, около 260 орудий). Утром 18 августа, после артподготовки, немцы атаковали расположение сил 166-й дивизии. К 11 часам фронт был прорван, и немецким войсками удалось вклиниться в оборону советских войск на глубину до 24 километров. Для купирования этого удара в бой были введены два танковых корпуса, атаковавшие во фланг и в тыл наступавшие немецкие войска. Три наступавшие армии продвинулись дальше на 12-20 километров, создавая угрозу немецким войскам с севера, важную роль сыграла авиация, а также выделенные из резерва ВГК силы 4-й гвардейской и 47-й армий. Попытка немецких войск 20 августа окружить две дивизии в районе Котельвы провалилась.

Несмотря на то, что удар ахтырской группировки немецких войск был остановлен, наступление Воронежского фронта было замедлено. Лишь 21 августа-25 августа была разгромлена ахтырская группировка противника.

Ввиду того, что большая часть путей отступления для немецкой группировки в Харькове была отрезана (кроме двух дорог — на Люботин-Полтаву (Полтавское шоссе) и Мерефу-Красноград (Мерефянское шоссе), во второй половине дня 22 августа немцы начали выводить свои войска из центра города в заречные районы Заудья и Залопани. К концу дня 22 августа немецкое командование полностью отвело свои войска из центральной части города: в руках оккупантов оставались районы Новая Бавария и Основа.[19] Эвакуация немецких войск и имущества проходила через железнодорожную станцию Новая Бавария (станция), так как Южный вокзал Харькова как транспортный узел был к этому времени уничтожен.

По состоянию на утро 23 августа войска вермахта и СС (39 пд, 106 пд, 167 пд, 168 пд, 198 пд, 282 пд, «спасённая» 320 пд, 355 пд, 6 тд, части армейского корпуса «Раус», 3 тк, а также 2 тк СС) были размещены на господствующих высотах на позициях по линии укреплённых пунктов Люботин-Коммунар-Коротич-Рай-Еленовка-Песочин-Новая Бавария-Основа[20] защищавших дороги на Полтаву.

Чтобы спасти город от разрушения,[21] командующий Степным фронтом И. Конев отдал приказ войскам 53-й (ком. ген-майор И. М. Манагаров), 57-й (ком. генерал-лейтенант Н. А. Гаген), 69-й (ком. генерал-лейтенант В. Д. Крючёнкин) и 7-й Гвардейской (ком. генерал-лейтенант М. С. Шумилов) армиям о ночном штурме Харькова.

Плотный пулемётно-артиллерийский огонь арьергарда не позволял штурмовать Харьков, и чтобы не дать боеспособным частям вермахта уйти, командующий Степным фронтом Конев отдал приказ о ночном штурме города. Были сосредоточены большие массы войск на небольшой территории, прилегающей к городу.

23 августа в 2 часа ночи начался ночной штурм Харькова. В город вошли соединения 53-й, 69-й, а затем 7-й гвардейской армии. В 4:30 183-я дивизия заняла площадь Дзержинского, и к рассвету город, в основном, был освобождён. По воспоминаниям командующего 53-й армией Ивана Мефодьевича Манагарова, вверенные ему войска продвигались по городу, не встречая какого-либо серьёзного сопротивления. То есть как такового штурма города 23 августа не было, за исключением тяжёлых боёв в юго-западных предместьях Харькова (полоса наступления 57-й общевойсковой и 5 Гвардейской танковой армий), где вермахтом была создана вторая цепь укреплённых пунктов, предназначенная для обороны дорог на Мерефу (Мерефянского шоссе и железной): Высокий-Бабаи-Жихарь-Основа-Безлюдовка-Васищево.[20]

23 августа Москва торжественно салютовала воинам-освободителям Харькова, хотя обе почти параллельные укреплённые линии (Полтавская и Мерефянская) и значительная часть города оставались в руках врага.

Несмотря на то, что Харьковская операция «Полководец Румянцев» была официально завершена 23 августа (сразу после доклада в Ставку об освобождении Харькова), бои за оставшуюся у немцев часть города продолжались до 30 августа и потребовалась ещё неделя, чтобы окончательно разгромить силы немцев, удерживавших оборону на высотах по реке Уды.[6]

Основные бои за город развернулись с 20 по 29 августа вдоль данной реки на рубеже Песочин-Коротич-Люботин. Ключевой точкой немецкой обороны был расположенный на высотах между реками Уды и Мерефа посёлок Коротич (202,0 м на уровнем моря)[22]), господствующий над окружащими нп и долиной реки Уды[22]), откуда наступали советские войска и что делало посёлок во время Гражданской[17] и Великой Отечественной войн важной артиллерийской позицией[17] и стратегическим пунктом.

С момента выхода 53-й армии на Сумское шоссе, проходящее по левому берегу р. Уды, с 20-го августа 1943 года через Новую Баварию-Песочин-Коротич-Люботин на Полтаву (и через Мерефу на Красноград) проходили единственные оставшиеся две шоссейные и железные дороги, связывавшие оккупированные немцами районы Харькова с основной группировкой немецких войск.[17] С 21 августа на северной из них — Полтавском шоссе — проходили постоянные бои. Немецкое командование оборонялось на данном участке моторизованными дивизиями СС «Рейх» (командир Вальтер Крюгер) и «Викинг» (ком. Эдуард Дайзенхофер) и 105-й дивизией вермахта.[17]

В боях за эти пункты — Песочин, Рай-Еленовка, Коротич, Коммунар, Люботин — погибло множество советских воинов. 5-я гв. танковая и 53-я армии непрерывно девять дней (21-29.08) атаковала немецкие позиции, форсируя реку Уды (в основном из Пересечной, концентрируясь в лесу на её южной окраине)[17] и потеряв несколько сотен танков[17][6].

Командующий Степным фронтом И. С. Конев отдал 5-й гвардейской ТА приказ утром 21 августа «начать решительное и энергичное наступление в общем направлении на Коротич — Бабаи и окружить с юга Харьковскую группировку противника. После чего частью сил овладеть переправами на реке Мерефа в районе Буды — Мерефа[17] Только за один день 21 августа 1943 года в данном наступлении 5-я гвардейская танковая армия в боях за Коротич потеряла 75 танков (70 Т-34 и 5 Т-70)[6].

22—23 августа в Коротиче была окружена и практически уничтожена частями моторизованной дивизии СС «Рейх» советская группировка (пехота и бронетехника)[6]. 24 августа из-за непрерывных боёв в частях 5-й танковой армии остались боеготовыми 78 танков Т-34 и 25 Т-70;[17] 29 августа, на девятый день непрырывных боёв, когда Коротич был наконец освобождён,[23] в 5-й ТА осталось всего 50 танков (большая часть использовалась как неподвижные огневые точки), менее 50 % артиллерии и 10 % мотопехоты.[17] Получив 16 августа приказ комфронтом на наступление на Покотиловку-Бабаи,[13] а позднее и на Мерефу,[17] 5-я ТА упёрлась в посёлок Коротич, который смогла взять 29-го, потеряв большую часть техники и половину артиллерии.[17]

В боях за господствующие позиции Коротича-Люботина западнее Харькова погибло множество советских воинов. Многие советские солдаты в битве погибли от действий фашистских огнемётных танков, так что при захоронении их невозможно было опознать, документы их сгорели, и потому имена их неизвестны и в братских могилах они не учитывались.[17]

В ночь с 27 на 28 августа по Змиевской улице группировка генерала Вернера Кемпфа, состоящая из мотопехоты, при поддержке танков после короткой артподготовки предприняла попытку отбить город.[24] Их остановили в районе нынешнего автовокзала (Левада) и отбросили обратно.[25] При этом немцы потеряли несколько танков[25] и до батальона пехоты.

Полностью город Харьков был освобождён (районы Заудья и дальней Залопани, Змиевского шоссе, аэропорта, Основы, Краснобаварский) 30 августа 1943 года.

30 августа в 14:00 в центре города, в саду Шевченко, был проведён торжественный митинг в честь полного освобождения Харькова с участием Ивана Конева и Никиты Хрущёва[25].

Телеграмма НКС 1944 года из эвакуации (Желгана) в окончательно освобождённый Харьков
Освобождение Харькова на почтовой марке СССР, 1963

Итоги[ | код]

Главную роль в победе сыграло высокое сосредоточение артиллерии и танков на поле битвы. В связи с необходимостью в быстрой победе из-за коротких сроков операции, в результате удары наносились по сильным местам противника, что привело к сравнительно высоким потерям наступающих советских войск.

5 августа двум стрелковым дивизиям и авиаполку было присвоено название Белгородские (89-я гвардейская стрелковая дивизия, 305-я стрелковая дивизия и 25-й гвардейский Краснознаменный истребительный авиаполк).

Вечером 23 августа Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин отметил в приказе по случаю освобождения Харькова десять дивизий, получивших почётное наименование «Харьковских». Все дивизии были стрелковыми:[17]

В Харькове день окончания операции, 23 августа, отмечается как День города. В честь освобождения были названы улица 23 августа и расположенная на ней станция метро, а также улица Харьковских дивизий.

Потери[ | код]

Боевой состав, численность советских войск и людские потери в операции Румянцев" по Кривошееву Г. Ф.[26]:

Наименование объединений и сроки их участия в операции Боевой состав и численность войск к началу операции Людские потери в операции
количество соединений численность безвозвратные санитарные всего среднесуточные
Воронежский фронт (весь период) сд — 28, тк — 8, мк — 2, отбр — 2 739 400 48 339 108 954 157 293 7 490
Степной фронт (весь период) сд — 22, мк — 1, отбр — 3 404 600 23 272 75 001 98 273 4 680
Итого Дивизий — 50, корпусов — 11, бригад — 5 1 144 000 71 611
(6,20 %)
183 955 255 566 12 170

За операцию 5-я гвардейская танковая армия потеряла безвозвратно 324 танка, подбитыми — 110; 1-я танковая армия потеряла безвозвратно 288 танков, подбитыми — 417.[27]

См. также[ | код]

Комментарии[ | код]

  1. Часто данное наименование операции ассоциируют с СВЭ, и используют в статьях как более короткий вариант от «Белгородско-Харьковская стратегическая…». Не путать с фронтовой «Белгородско-Харьковской наступательной операцией», входящей в стратегическую «Румянцев»

Примечания[ | код]

  1. Андронников Н. Г. Гитлеровский «Факел» был погашен на Огненной дуге. К 50-летию Курской битвы. // Военно-исторический журнал. — 1993. — № 8. — С.4.
  2. David M. Glantz. From the Don to the Dnepr: Soviet Offensive Operations, December 1942-August 1943. — London: Portland, F. Cass, 1991. — P. 225. — ISBN ISBN 0-7146-3350-X.
  3. Алексей Исаев. Операция «Полководец Румянцев» // Освобождение 1943. «От Курска и Орла война нас довела…». — М.: Эксмо, Яуза, 2013. — 554 с. — (Война и мы). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-61508-7.
  4. Heeresarzt 10-Day Casualty Reports per Army/Army Group, 1943 (англ.). Military Casualties. ww2stats.com. Дата обращения: 20 августа 2013. Архивировано 27 августа 2013 года.
  5. Советская военная энциклопедия. Том 1. — М.: Воениздат, 1976—1980. стр. 419
  6. 1 2 3 4 5 6 7 В. Вохмянин, А. Парамонов, А. Подопригора. После салютов (23-30 августа 1943) // Харьков. Освобождённый навсегда. Сборник документов и материалов / А. Подопригора. — Х.: Харьковский частный музей городской усадьбы, 2013. — 264 с. — (Харьков в войне). — 200 экз. — ISBN 978-966-2556-77-4.
  7. Н. М. Замятин, П. С. Болдырев, Ф. Д. Воробьев, Н. Ф. Артемьев, И. В. Паротькин. Бои за Белгород // Битва под Курском. Краткий очерк. Из опыта боёв Отечественной войны. Военно-Исторический Отдел Генерального Штаба Красной Армии. — М.: Военное издательство Народного Комиссариата Обороны, 1945. — 96 с.
  8. Н. М. Замятин, П. С. Болдырев, Ф. Д. Воробьев, Н. Ф. Артемьев, И. В. Паротькин. Уничтожение борисовской группировки немцев // Битва под Курском. Краткий очерк. Из опыта боёв Отечественной войны. Военно-Исторический Отдел Генерального Штаба Красной Армии. — М.: Военное издательство Народного Комиссариата Обороны, 1945. — 96 с.
  9. Фролов Б. Танковое сражение в районе Богодухова (1943 г.) // Военно-исторический журнал. — 1978. — № 9. — С.18-24.
  10. Лосик О. А. Опыт организации и ведения крупных танковых сражений в годы Великой Отечественной войны. // Военно-исторический журнал. — 1984. — № 9. — С.12-21.
  11. Километровая карта Харькова и окрестностей РККА: 1943 год, 16 августа. // 5 гв. ТА // Гавриловка-Коротич-Райеленовка-Покотиловка-Высокий (направление удара). Архивировано 29 августа 2021 года.
  12. Километровая карта Харькова и окрестностей РККА: 1943 год, 16 августа. // 53 А // Полевое-Дергачёвский лес-Пересечная-Гавриловка-Коротич (направление удара). Архивировано 29 августа 2021 года.
  13. 1 2 3 Километровая карта Харькова и окрестностей РККА: 1943 год, 16 августа. // Решение Команд. Степ. фронтом на наступление 17.8.43 (перенесено на 18.8.43) // Приложение № 11147 (16) к Журналу боевых действий Степного фронта. Сов. секретно, экз. единственный. Архивировано 29 августа 2021 года.
  14. Километровая карта Харькова и окрестностей РККА: 1943 год, 16 августа. // 57 А // Хролы-Понаморенки-Безлюдовка-Бабаи-Ржавец (направление удара). Архивировано 29 августа 2021 года.
  15. Километровая карта Харькова и окрестностей РККА: 1943 год, 16 августа. // 69 А // Свх. Октябрь-Северный пост-Савченко-Гуки-Рыжов-Липовая Роща (направление удара). Архивировано 29 августа 2021 года.
  16. Километровая карта Харькова и окрестностей РККА: 1943 год, 16 августа. // 7 гв. А // Кулиничи-Немышля-Лосево-Жихорь-Карачёвка (направление удара). Архивировано 29 августа 2021 года.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Андрей Парамонов. Ключ к Харькову. Архивная копия от 12 июля 2021 на Wayback Machine
  18. В. Вохмянин, А. Парамонов, А. Подопригора. Документы 5-й гвардейской танковой армии. Схема боевых действий западнее Харькова 21 августа 1943 г. // Харьков. Освобождённый навсегда. Сборник документов и материалов / А. Подопригора. — Х.: Харьковский частный музей городской усадьбы, 2013. — С. 131. — 264 с. — (Харьков в войне). — 200 экз. — ISBN 978-966-2556-77-4.
  19. В. Вохмянин, А. Парамонов, А. Подопригора. Документы 5-й гвардейской танковой армии. Схема боевых действий западнее Харькова 22 августа 1943 г. // Харьков. Освобождённый навсегда. Сборник документов и материалов / А. Подопригора. — Х.: Харьковский частный музей городской усадьбы, 2013. — С. 134. — 264 с. — (Харьков в войне).
  20. 1 2 В. Вохмянин, А. Парамонов, А. Подопригора. Документы 5-й гвардейской танковой армии. Схема боевых действий западнее Харькова 23 августа 1943 г. // Харьков. Освобождённый навсегда. Сборник документов и материалов / А. Подопригора. — Х.: Харьковский частный музей городской усадьбы, 2013. — С. 138. — 264 с. — (Харьков в войне). — 200 экз. — ISBN 978-966-2556-77-4.
  21. Формулировка «чтобы спасти город от окончательного разрушения» появилась пост-фактум, после войны, в мемуарах И. С. Конева. В реальности Конев минимум трижды с 16 по 21 августа 1943 года отдавал приказы на окружение харьковской группировки врага.
  22. 1 2 Карта-километровка Харькова РККА, 1941 год. // Коротич. Архивировано 29 августа 2021 года.
  23. В. Вохмянин, А. Парамонов, А. Подопригора. Документы 5-й гвардейской танковой армии. Схема боевых действий западнее Харькова 29-30 августа 1943 г. // Харьков. Освобождённый навсегда. Сборник документов и материалов / А. Подопригора. — Х.: Харьковский частный музей городской усадьбы, 2013. — С. 149. — 264 с. — (Харьков в войне). — 200 экз. — ISBN 978-966-2556-77-4.
  24. История: без «белых пятен». Харьковские известия, № 100—101, 23 августа 2008, стр.6
  25. 1 2 3 Валерий Вохмянин. «28 августа оккупанты пытались вернуть город». Вечерний Харьков № 91(9328), 23 августа 2008, стр.1,3
  26. Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков, В. В. Гуркин. Великая Отечественная без грифа секретности. Книгa потерь. Новейшее справочное издание. М. : Вече, 2010.
  27. Андронников Н. Г. Гитлеровский «Факел» был погашен на Огненной дуге. К 50-летию Курской битвы. // Военно-исторический журнал. — 1993. — № 8. — С.6.

Источники и мемуары[ | код]

Ссылки[ | код]

Реклама