int(0)
Реклама


Ангел Господень (богословие)

А́нгел Госпо́день, в богословии — словосочетание, обозначающее в Священном Писании либо особый вид теофании (богоявления), либо ангела, исполняющего роль посланника Господа. В ограниченном числе контекстов слово «ангел» в этом словосочетании может прямо или косвенно относиться и к человеку[1].

Этимология[ | код]

Этимологически соответствует греч. ἄγγελος κυρίου/θεοῦ, где др.-греч. ἄγγελος, а́нгелос — вестник, посланец, то есть «вестник» + «имя бога». Каждая из составляющих этого словосочетания представляет собой отдельный богословский термин, правильная передача содержания которого в разных контекстах часто представляет непростую богословскую задачу. Её решение могут дополнительно усложнять различия между иудаизмом и христианством в традициях использования того или иного варианта имени бога.

Ввиду указанной многовариантности и неоднозначности прямой перевод словосочетания «Ангел Господень» в религиозном контексте требует сверки с соответствующей теологической литературой, причём вариантность перевода здесь не тождественна синонимичности. Применительно к Писанию видный богослов С. Булгаков также подчёркивает, что универсального ответа, кого именно являет собой Ангел Господень в том или ином эпизоде, нет, и в каждом отдельном случае эта экзегетическая задача требует особого решения[2].

Ветхий Завет[ | код]

В Ветхом Завете взаимосвязь между Ангелом Господним и Богом не всегда одинакова от эпизода к эпизоду. Здесь выделяются три основные группы сюжетов:

Новый Завет[ | код]

В Новом Завете выражение «Ангел Господень» встречается 14 раз:

Поскольку Новый Завет содержит откровение о Святой Троице, «для отождествления Ангела Господня с Богом не остаётся места»; «его явления так или иначе подчинены действию воплотившегося Христа и Святого Духа в Церкви»[1]. В послании к Евреям речь идёт о «служебном духе», об одном из тварных ангелов (Евр. 1:14. Лука описывает явление ангела Господня отцу Иоанна Предтечи, Захарии (Лк. 1:11–19). В этом эпизоде ангел называет себя по имени —Гавриил.

Экзегетика[ | код]

Экзегетическая задача истолкования перечисленных библейских свидетельств по-разному решалась богословами разных эпох.

Филон Александрийский видел в Ангеле Господнем тварно-личного посредника между Богом и миром, и отождествлял его с Логосом. Тертуллиан и Восточные отцы Церкви трактовали явления Ангела Господня как прообразы воплощения Сына Божия, то есть, усматривали в Ангеле Иеговы Вторую Ипостась Св. Троицы[4]. В то же время отцы Церкви на Западе (Амвросий Медиоланский, Августин Блаженный, Фома Аквинский) придерживались мнения, что Ангел Господень, наоборот — тварное существо, которое возвещает слова Божии[5].

В XX веке западные теологи (католицизм, протестантство) продолжали развивать либо последнюю — традиционную для латинской экзегезы — точку зрения Св. Амвросия и др.[6], либо ответвляющееся от неё мнение, что Ангел Господень в последней группе повествований (Ангел Иеговы) тождественен Самому Богу, и поэтому здесь правомерно говорить о полной теофании[7]. Однако в последнем случае выпадает из рассмотрения троичный аспект проблемы[1].


Католик М.-Ж. Лагранж[8] и разделяющий эту позицию протестант Г. фон Рад выдвинули в середине XX века гипотезу, что выражения Ангел Господень (Иеговы), Ангел Божий и т. п., встречающиеся в ветхозаветных текстах, могли быть позднейшей интерполяцией. Первоначально же, по их предположению, речь шла о Самом Боге. Необходимость, которую Лагранж и фон Рад выдвигают в качестве причины этих вставок (замен), была вызвана задачей избежать антропоморфизмов, являющихся помехой на пути утверждения идеи трансцендентности Бога.

Критики считают, что до настоящего времени эта гипотеза не нашла убедительных текстологических подтверждений. Кроме того, они указывают на не всеобъемлющий, а избирательный характер этих интерполяций (напр., Исх. 4:24, Исх. 24:9–11, Суд. 6:14–16)[1].

Со своей стороны, православные богословы также выдвигали в XX веке различные предположения, направленные на разрешения экзегетической проблемы, связанной с выражением «Ангел Господень».

А. А. Глаголев (1872—1937)

Отправной точкой для многих этих исследований стал вышедший ещё в самом конце XIX века обширный ангелологический труд профессора Киевской духовной академии А. А. Глаголева — «Ветхозаветное библейское учение об ангелах». Исходный тезис русский богослов сформулировал во введении:

Ангел Господень… не есть один из рода тварных ангелов, но Ангел-Бог, божественный Логос в исторической форме Его ветхозаветного действия. Следовательно, учение о Нем относится собственно к области ветхозаветной христологии, а не ангелологии[9]

Глаголев А. А. Ветхозаветное библейское учение об ангелах. — С. 15.

Соответственно этому А. А. Глаголев выделил две разновидности (два класса) библейских высказываний об Ангеле Господнем:

Альтернативную точку зрения развернул в своём учении прот. С. Булгаков. В книге «Лествица Иаковля» он утверждает, что Ангел Господень — тварное ангельское существо, через посредство которого человеку является Сам Бог:

Посланничество ангелов, их служение в мире получает здесь совершенно исключительное назначение — представлять в мире самого Бога, являться ему вместо Бога

Булгаков С. Лествица Иаковля. — С. 188

Развивая своё учение, Булгаков проводит мысль, что «теофанические ангелофании Ветхого Завета не могут быть приурочены к одной только ипостаси Логоса, но относятся ко всем трем божественным ипостасям»[2]. По мнению богослова, кого именно являет собой Ангел Господень в том или ином эпизоде, в каждом отдельном случае нужно решать особо.

См. также[ | код]

Литература[ | код]

Примечания[ | код]

  1. 1 2 3 4 Небольсин А. С.; Константин Польсков (свящ.). Ангел Господень // Православная энциклопедия. — М., 2006. — Т. 2. — С. 291—292. — ISBN 5-89572-017-X.
  2. 1 2 Булгаков С. Лествица Иаковля. — С. 194.
  3. Давыденко О., свящ. Часть вторая. Раздел II. О Боге, Троичном в лицах. // Догматическое богословие.
  4. Iust. Martyr. Dial. 57-60; Iren. Adv. haer. IV 7; Tertull. Adv. Marcion. 2. 27; Cyr. H. Catech. X 6; Basil. Magn. Adv. Eunom. II 18
  5. Ambros. Mediol. De Abraham. 1. 4-6; August. De trin. III 23-27; Thom. Aquin. Sum. Th. I Quest. 43, 7.
  6. Rybinsky, F. Stier, R. Clifford — R. Murphy
  7. J. Touzard, B. Stein, C. Simpson
  8. Marie-Joseph Lagrange // Энциклопедия Британника  (англ.)
  9. Ср.: Ветхозаветное библейское учение об ангелах. Речь перед защитой диссертации.
Реклама